Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:46 

Реинкарнация

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай

Автор: Viverna Totek

Бета: Кошка_Шляпника

Основные персонажи: Ланосте, Руд Криши, Эферия Роэлл Кансиол
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма, Фэнтези, Психология, AU, Мифические существа, Эксперимент
Предупреждения: OOC, UST, Смерть второстепенного персонажа
Размер: Мини

Описание:
Многие философы задаются вопросом, что происходит с человеком после смерти, но все их предположения так и остаются результатами размышлений, не подкрепленные даже теоретическими выкладками.
Руд Криши не верит в реинкарнацию. Глупо верить в то, о чем ты [знаешь]. И последний [обряд] Башни, вернул ему память о прошлой жизни и [Руд Сентия] растворился в той, что прожила больше него...

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.

Примечания автора:
АУ и неканонный неканон - кто бы только знал, как меня задолбало писать про этот чертов Гелиос и вообще вести сюжет по канону...
Итак, Руд Криши не является КД. Сам КД никуда не пропадал и просто выпнул Киэля вместе с братом обратно в мир людей. Нет никаких поисков [силы], а есть демонические разборки подальше от глаз [Короля]... Еще возможно изменение возраста некоторых персонажей, не упомянутое в тексте.

Логическое обоснование выставленных жанров пробегало где-то рядом.

Обложка к фф находится в альбоме.


@темы: Другие виды отношений, Черная Мгла

URL
Комментарии
2017-06-24 в 18:50 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Часть 1


Первым, о чём она подумала после того, как открыла глаза, было: «Неужели я выжила?»

Вторым вопросом стало: «Кто этот мужчина?»

И третьим — «Почему он обращается ко мне как к юноше?»

Но вслух она спросила о другом, тут же испуганно замерев от звуков своего голоса.

Детский.

Она ребенок.

Но почему мальчик?!

И кто такой этот Киэльнод Криши, что представился её опекуном?..



Изобразить амнезию оказалось очень легко, ведь она действительно ничего не помнила о жизни Руда Криши, которым была несколько лет. Как отметила Эферия, это известие принесло её опекуну некоторое облегчение.

Что же такого могло произойти с ребенком, раз… Ладно, пока будем звать опекуна по имени, а там может и выяснится, кто он такой.

Так что, чтобы не произошло с Рудом, то есть с ней, то есть, с ним… Следует как можно быстрее привыкнуть, что она теперь не «она», а «он», и её имя не Эферия, а Руд… Хотя в мыслях еще можно, главное, с речью не напутать.

Чтобы ни произошло, но Киэльнод нисколько не удивлён её амнезии. Более того, он даже тихонько радуется этому.

Кажется, жизнь у ребенка, которым она оказалась, была не слишком сладкой…



Было очень трудно привыкнуть.

Но, когда она всё же немного приноровилась без заминки говорить о себе как о мальчике, первоначальный шок прошел и она вспомнила о тех, о ком подсознательно отгоняла даже кратчайшие мысли.

Ланосте и Юджериан.

Муж и сын.

Как они? Как её родня отреагировала на её гибель? Если Юджи унаследовал магический дар, то вряд ли Ланосте смог опротестовать решение Его Величества о воспитании их сына во дворце…



Реинкарнация.

Омерзительная, как оказалось, вещь.

Нет, если бы прошло лет сто - сто пятьдесят после её предыдущего рождения, то все могло быть неплохо. Но прошло не так уж много времени, и, согласно нехитрым подсчётам, ее собственный сын всего на несколько лет старше её нынешнего тела.

И Эферия даже не может узнать, как они, что с ними — глупо признаваться в том, что ты уже не Руд, а только продолжаешь отзываться на это имя за неимением другого.

Потому что неизвестно, как отреагирует на такое признание Киэльнод, который, как уже успела сделать вывод бывшая Кансиол и нынешняя Криши, был близким родственником маленького Руда.

Потому что ничего не получится доказать — никому не нужен подобный прецедент, она это прекрасно понимала. И не желала оказываться в качестве подопытного кролика в Башне.

Ей хватило и того, что её опекун и без того был втянут в грязные делишки Башни магов. Других причин, могущих побудить у мага высокого ранга желание уехать как можно дальше от Империи, просто не существовало.

Уехать… Это было бы легче всего. Но она слишком боялась потерять даже крошечную тень ниточки, связывающую её с прошлой жизнью.

И поэтому она без всякого зазрения совести закатила Киэльноду грандиозную истерику, благо тот совершенно терялся от вида её слёз.



***



Новая жизнь оказалась не лишена плюсов: личной свободы у неё было на порядок больше, нежели во дворце. Не было постоянно надсмотра, церемониал с этикетом не отравляли жизнь, иногда провоцируя своим отсутствием на детские выходки, которые радовали опекуна, искренне обеспокоенного её излишней серьезностью. Киэльнод иногда словно пугался её тяги к магии и пытался убедить подопечного не так усердствовать в изучении магических наук. А ей просто было нужно как можно скорее обрести объяснение, откуда ей известно то, что известно.

Бедный Мастер, он искренне был убежден, что растит гения…

Легко быть гением, когда почти все это ты прекрасно знаешь.



Постепенно вокруг стало становиться больше людей: медленно растущий штат Опиона, организации, основанной Киэльнодом после того, как они приняли решение остаться в Империи; Рэн Бастола, секретарь и помощница Мастера, как все стали называть Киэльнода Криши в качестве главы организации, и, по совместительству, второй, неофициальный, опекун Руда. Увы, только это — хоть она и надеялась поначалу, что Киэль сойдется с этой бойкой девушкой, но опекун проявил редкостное тугодумие, погрузившись с головой в её обучение и бумажную волокиту, большую часть воспитания ребенка свалил на безропотно согласившуюся с этим Рэн.

Иногда этого болвана очень хотелось постучать головой о столешницу его же рабочего стола в надежде, что после этого Мастер наконец-то заметит заинтересованные взгляды рыжеволосой и перестанет изображать из себя недалекого идиота, но Эферия строго-настрого запретила себе поступки и слова, контрастирующие с её физическим возрастом. Это ей, как взрослому человеку все видно, а ребенок таких нюансов просто бы не разглядел…



***



«Ланосте?..»

— … это Шикмуон из Общества магов, новичок, — испуганно зашептал мелкоранговый маг, утягивая его за собой. — Первый ранг, очень силен и опасен. Его напарник тоже не подарок, не зря же за ним слава верного пса Председателя закрепилась…

«Почему я подумала о нем?..»

— … согласись, вряд ли шеф такой конторы приблизил бы к себе слабака — а этот Ланосте кто угодно, но только не дурак, — продолжал болтать Нумель, оттянув собеседника к прочим наймитам виконта Хрома.

«Значит, это — Юджериан?» — одетый в чёрное юноша бросил еще один взгляд на сидящего на крыше кареты мага. — «Действительно, почти копия Ланосте… Значит, они оба в полном порядке.»

В последовавшие за их присоединением разговоры магов она вслушивалась краем уха, прикидывая, как убедить Мастера напрячь агентов для поиска новой и просто поделиться уже имеющейся у него информацией на трех конкретных магов Общества — Шикмуона, его напарника, и самого Председателя.

Благо у неё наконец-то появился повод проявить заинтересованность в родных для нее людях.



У экспедиции произошла незапланированная остановка — дочь их нанимателя вызвала гнев своего отца и золотоносного идиота, вокруг которого старательно крутилась вся эта небогатая знать, и все наемники виконта были отправлены на поиски идиотки, рванувшей в лес.

По мнению Эферии, уже только по тому, что девушка рванула в лес, будучи в туфлях на каблуках, можно было с уверенностью утверждать, что интеллект там или невысокий, или работает очень выборочно.

В тот единственный раз, когда она сама оказалась в неподходящей для таких прогулок обуви, её нес на руках Ланосте…



Поисковая команда разделилась, чтобы быстрее проверить этот участок [леса Ночи]. Эферии и её спутнику повезло наткнуться на стаю упи. А вот упи не повезло встретится с магом первого ранга, раздраженным из-за не затыкающегося спутника.

Не найдя, кроме демонов, ничего интересного, они в молчании отправились назад. Жаль только, что эта благословенная тишина продлилась ровно до встречи с прочими магами…

Погибшую девушку Эферия совершенно не жалела. Естественный отбор аристократических кругов, если можно так сказать… Бунтовать надо с умом, а не идти на поводу эмоций и нарываться на скандал в подобной обстановке.



— А не проще ли сказать, что, пока твой напарник где-то шляется, ты не можешь оставить заказчика? — её голос разбивает краткий миг затишья, разделяющий высокомерный ответ мелкого поганца и возмущенные вопли низкоранговых магов по этому поводу.

— Потому что это очевидно для всех, кроме непроходимых кретинов, — нисколько не смутившись ответствовал Юджериан, обратно усевшись на крышу кареты графа Юно. — Так что можешь развлечься. И если окажешься силён — тогда сразимся.

«Весь в отца… Такой же любитель подраться,» — она невольно вспомнила о том, в каком виде пребывал Ланосте при их первой встрече.

— А ты сомневаешься? — трудно удержаться и не поддеть. И да, с ним действительно хочется завязать общение. Хотя бы так оказаться рядом со своим ребенком.

— А может ты едва-едва до первого ранга дотянул.

URL
2017-06-24 в 18:51 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***



«Ланосте в его годы был на порядок взрослее, » — размышлял Чёрный маг, смотря на то, как Шикмуон переругивается со своим напарником, недовольным его выходкой. — «Впрочем, пока он вертит камень в руках, можно не опасаться кражи этого лота. И зачем только заказ на охрану „Сердца“ был направлен и в Опион, и в Общество?..»

— Черныш, скотина! Я знаю, что ты тоже охраняешь этот камень! — продолжал тем временем разоряться Юджериан, искренне не любивший даже такое бледное подобие светского сборища, как этот аукцион, и потому раздраженный до крайности.

— Ты работай пугалом, у тебя это прекрасно получается, Шик! — Эферия облокачивается на перила балкона и безмятежно улыбается в ответ на гневный взгляд Юджериана. — Главное, не кидай в меня этот чертов лот, ладно?



— Мало того, что миссия тупая, так еще вы двое тоже два придурка!..

Раздраженный Юджериан обогнал их с Ваном и теперь шел на несколько шагов впереди, попутно выражая свое недовольством всем подряд, начиная от погоды и времени суток и заканчивая миссией, напарником и Чернышом. И если вначале это было забавно, то сейчас уже успело надоесть.

— Знаешь, повтори этот выразительный и прочувствованный монолог Председателю, — оборвала недовольный бухтеж Юджериана Эферия, — я уверен, что он проникнется твоими страданиями и с радостью подберет тебе десяток-другой поразительно издевательских контрактов, чтобы ты, как говорится, познал все в сравнении.

— Иди нафиг, Черныш.

— Шик, ты что, действительно обиделся?

— Старик, только попробуй что-нибудь ляпнуть старикашке!

— Эй, не игнорируй меня!..



***



После общения с сыном её каждый раз начинало одолевать желание жестоко расправиться с бывшей родней, оставив на передачу печати и развод одного-двух представителей, обладающих хотя бы жалкой искрой магии.

Что, демоны бы их побрали, они посмели сотворить с её ребенком, раз так перекорёжили ему психику?

Вопрос, почему Ланосте не попытался ничего исправить, когда сын вновь очутился под его опекой, Эферия старательно отгоняла, понимая, что в лучшем случае ответом будет, что она видит уже хоть сколько-то излеченного от душевных проблем Юджи, а в худшем Ланосте и сам психологическими проблемами не обделён стал, вот и не смог должным образом помочь ребенку…

— Господи, Руд, ну почему ты продолжаешь общаться с этим психом из Общества, раз после каждой встречи в таком настроении? — за всеми размышлениями Эферия даже не заметила, как успела вернуться в Опион и почти добраться до своей комнаты, когда наткнулась на страдающего бессонницей Киэльнода.

Она лишь вздохнула, понимая, что не сможет ничего объяснить своему опекуну.

URL
2017-06-24 в 18:54 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Часть 2


Эферия задумчиво разглядывала отчет одного из информаторов Мастера. До прочтения этого отчета она еще раздумывала над тем, что заставило демонов неизвестно зачем превращать профессора школы в странный гибрид и организовывать группе учеников визит в Ишуэллу, теперь же… Теперь же возникло подозрение, что не все ладно там, за [дверью] и кто-то решил устроить разборки подальше от глаз [Короля]. А с Гелиосом все было затеяно для привлечения внимания магов: демоны вполне могли устроить междусобойчик в той же Ишуэлле и победители ушли бы обратно так же, как и пришли — не потревожив ни один из защитных барьеров Башни магов… Значит, кто-то решил, что избавиться от врага можно чужими руками.

На Гелиосе сейчас будет сконцентрировано внимание, и в тоже время все — Башня, королевские маги, Общество — будут настороже, подозревая сложную многоходовку по отвлечению внимания от чего-то.

Даже жаль, что потом не удастся достоверно узнать, что именно это было. Хотя кто знает, возможно, Юджи будет в курсе или же сможет узнать у Ланосте…

— Руд! Срочно приводи себя в порядок! Ты должен выглядеть как мой помощник, ученик и маг первого ранга!

— Пробудиться, что ли? Кто к нам в Опион намерен нагрянуть, что ты так засуетился, Мастер? — Эферия отложила в сторону отчет и с любопытством оглядела начальника. — Тебе, кстати, самому неплохо бы себя в порядок привести, а то главой нашей маленькой организации ты совершенно не выглядишь.

— Ааа, вы с Рэн сговорились!.. — схватился за голову Киэльнод и тут же с ойканьем отдернул руки.

— Я тебя пока по голове не бил.

— Меня настораживает слово «пока»… А к твоему вопросу: нет, пробуждаться не надо. Герцогиня Артиан намерена обсудить детали контракта на расследование в Гелиосе, и я планирую отправить туда именно тебя.

— Личная репутация и опыт? — получив подтверждающий кивок, Эферия заинтересовалась: — А почему герцог Артиан не отправит для расследования одного из служащих ему магов? Не думаю, что у столь знатного и богатого человека нет служащих с магическим даром.

— Видимо, они или не подходят по личным качествам, или по навыкам. Так, какого черта ты все еще здесь? Брысь приводить себя в порядок, чтобы меня не позорить!..


Гелиос соответствовал своему статусу лучшего заведения, обучающего магов — разумеется, та же Башня превосходила в качестве образования, но в обмен лишала свободы выбора. Именно поэтому…

— Черныш, какого хрена?! — возмущенно возопили откуда-то сзади.

— Шик? Тебя тоже… — договорить она не смогла, удивленно разглядывая бедового ребенка. Потом перевела взгляд на подошедшего вместе с Юджерианом Вана. Снова перевела взгляд. Тонстул в форменной мантии Общества и Шикмуон в школьной форме… — Мне даже спрашивать страшно, что ты отколол, чтобы Председатель так тебя наказал…

— Он сжег его плащ, — устало объяснил Ван. — И Председатель решил, что Шику будет полезно немного побыть простым учеником.

— Да у него этих плащей!.. — снова возмутился Юджи и переключился на Эферию — видимо, доставать напарника ему было уже неинтересно: — Так какого демона ты, мелочь, здесь мало того, что в виде блондинистого недоразумения и вдобавок не в школьной форме?

— Я представляю герцога Артиана в команде расследования, — ехидно отозвалась она. А ведь на нем препятствующий узнаванию артефакт… Хотя ей он совершенно не мешает. Неплохая тренировка перед неминуемой встречей с супругом выйдет.

Сердце болезненно сжалось.

Эферия одновременно и боялась этой встречи, и ждала её с нетерпением…



Расследование медленно, но неотвратимо становилось профанацией… Маги Башни еще пытались изображать активную деятельность, в очередной раз перетряхивая личные дела учеников, перенесенных телепортационным кругом Хейла Ибейка в Ишуэллу, не гнушаясь и пристальным наблюдением, к которому привлекли даже Шикмуона, воспользовавшись его легендой. Руд Криши и Ван Тонстул, пользуясь тем, что к преподаванию их не привлекли, отслеживали магические потоки, надеясь обнаружить хоть что-то. Результаты не слишком отличались от результатов Орфелла и его суетливого помощника…

— И все-таки та авантюра с профессором была разовой, — Эферия прищурилась, спасая глаза от слепящего солнца. — Просто Башня слишком долго думала и демоны успели удрать.

— Это не мешает им воспользоваться сложившимся положением, — Ван, судя по всему, был с ней согласен и спорил больше от скуки — как-никак, а хоть каким-то подобием развлечения из них троих обладал только Юджи.

— Если они только о нём знают…

— Ничего другого не остается.

— Действительно… Интересно, как там Шик?

— Надеюсь, он еще никого не убил, — Ван, так же, как и сама Эферия, был искренне обеспокоен возможным возобновлением провокаций магов Башни, нацеленных именно на самого вспыльчивого из магов Общества.

— Думаю, мы бы это услышали, — говорить о том, что Юджи могли и восторженно глядящие на него девушки достать, Эферия не стала. Давний напарник Шикмуона осведомлен о его характере на порядок лучше неё самой.



— Я хочу, чтобы это гребаное расследование завершилось, — неожиданно провозгласил Юджериан, когда они втроем собрались вечером выпить чая. Удивиться сему заявлению Эферия не успела, так как Шик продолжил: — Тогда я спокойно испепелю это старичье из Башни.

Ответом огненному магу послужили два вздоха и негромкая фраза «Как всегда…». Разумеется, это Юджи нисколько не смутило, и он продолжил вываливать на них всё своё недовольство последних дней, даже не обращая внимания, что его практически не слушают.



***



— Боже, что за зверинец сюда пожаловал…

— Радуйся, Шик! Ты наконец-то можешь выместить на ком-нибудь свое раздражение.

— Смотри, как бы я в итоге не решил выместить раздражение на тебе. Достал.

— Ты лучше побеспокойся о том, что если они успешно сбегут или мы только проредим обе фракции, то сидеть нам тут и дальше.

— Не сбегут, — процедил Юджериан, вокруг которого начала раздраженно пульсировать красная аура.

— Уж постарайся, — Эферия начала концентрировать магическую силу в [метке], готовясь пробудиться. — Плохо, что их больше, чем нас, даже с учетом магов Башни…

Договаривать о том, что хоть они и связались с Мастером и Председателем сразу же после того, как засекли незваных гостей, но поддержка еще не прибыла, она не стала — незачем давать информацию противнику, а Юджи с Ваном и без этого поймут, чем должна была завершиться её фраза.



***



— … думаю, нам следует продолжить этот разговор в другом месте. Разумеется, после того, как мы обрадуем Четвертого Мастера новостью о своем отбытии, — донеслись до Эферии слова Ланосте. Ей повезло, что Юджериан после побега уцелевших демонов решил завязать с ней бой из-за того, что ему показалось, что вся эта заварушка слишком быстро завершилась, и это позволило отвлечься.

Для них всех оказалось большим сюрпризом, что Председатель последует примеру Мастера Опиона и Мастера Башни и откликнется на сообщение подчиненных лично. И если в поведении Киэльнода ничего странного не было (кроме того, именно Киэль и Эферия были сильнейшими магами Опиона, а прочие им серьезно уступали в магической силе), то в Обществе было достаточно высокоранговых магов и его глава мог не утруждать себя визитом в Гелиос…

А самая главная проблема была в том, что об этом она узнала уже после окончания сражения, когда ауры демонов перестали мешать её чутью. Его ауру она просто не могла не узнать даже после стольких лет.

Сердце болезненно заныло. Ланосте…

Лишь бы не видел или не узнал тот щит, которым ей пришлось закрываться от атаки крылатого демона…

URL
2017-06-24 в 18:54 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***



Эферия стояла у окна, рассматривая город — благо расположение резиденции Общества магов давало прекрасный вид. А что до того, что уже ночь… Она была ясной, и света для острого зрения мага первого ранга прекрасно хватало.

— У меня есть к тебе пара вопросов, Чёрный маг, — вкрадчивый голос вошедшего в отведенную ей комнату заставил Эферию вздрогнуть. А щелчок замка и воздвижение магического поля — обреченно вздохнуть.

«Проклятье, он все-таки увидел!..» — обреченно подумала она, медленно повернувшись к мужчине, которого любила и продолжает любить.

— И о чём вы хотите спросить? — она скрещивает руки на груди, словно пытаясь этим жестом защититься от подошедшего вплотную Председателя.

«Думай о нем как о союзнике. Хотя это вряд ли поможет…»

— Заклинание, которое ты использовал. Откуда ты его узнал? — цепкий взгляд голубых глаз тщательно отслеживает его реакцию.

Почему он так близко?

Эферия с трудом подавляет желание глубоко вздохнуть, чтобы почувствовать его запах.

Ей нужно суметь его обмануть.

Так будет лучше.

Для них всех лучше… Шик уж точно не обрадуется известию, что «раздражающий Черныш» в прошлом рождении был его матерью. А любимого было жаль. Эферия ведь прекрасно видела, что Ланосте до сих пор её любит: слишком уж он изменился в лице, когда Мастер упомянул о её записях, которыми он готов оплатить поддержку Председателя, слишком много горечи было в его голосе, когда он обмолвился о ней…

Она слишком хорошо его знала, чтобы пропустить эти вещи мимо своего внимания.

— Сам придумал, — нарочито грубо отвечает Эферия, так и не придумав более правдоподобного ответа. Но шанс того, что кто-то додумается до того же, действительно был. — И применил впервые, если вам так интересно — я его перед отправкой на миссию в Гелиос рассчитывать закончил, даже не проверял!..

— Тогда почему, — голос Ланосте становится тише, — ты использовал два парных вектора в центральном сегменте? Ведь обычно достаточно одного-единственного?

— Потому что… — растерянно начинает она и замолкает.

Вот она, ошибка.

В расчетах Эферии, посвященных этому защитному заклинанию, действительно первоначально был всего один вектор. Это потом, после того, как Ланосте его испытал, а она обрабатывала ему порезы, они вместе дорабатывали эти чары и в итоге убедились, что ядро заклинания нужно серьезно усложнять, чтобы оно работало именно как защита, а не взрывалось прямо в руках своего творца.

— Почему?

Тихий вопрос заставляет вздрогнуть, а боль в голубых в глазах — закусить губу и отвести взгляд.

— Почему ты не сообщила, что жива?..

Он всегда был слишком умен и догадлив.

— Потому что Эферия Кансиол действительно мертва, — тихо произносит она, встречаясь с ним взглядом. — Есть только Руд Криши и этого никак не изменить. Зачем было причинять тебе лишнюю боль, Ланосте?

Он уже хочет что-то сказать, но она касается его щеки.

— Не надо. Для нас обоих так будет действительно лучше, — Эферия с трудом заставляет себя отнять ладонь от лица Ланосте. Он слишком близко, к нему слишком тянет, она действительно по нему безумно истосковалась…

Но нельзя. Будь она в этом рождении девушкой, тогда бы…

Но нет.

Они просто не могут быть вместе.

Эферия, да могла.

Руд — не может.

Вот и все.

Не надо больше бередить Ланосте душу, касаться его все еще не заживших ран… А на свои ей уже давно наплевать.



***



«Бедный Киэль, он так рассчитывал покинуть сие гостеприимное место без прощального разговора с его хозяином, » — весело думала Эферия, наблюдая за тем, как Ланосте целенаправленно доводит до нервного тика Мастера. Киэльнод старался не поддаваться, но уже был близок к тому, чтобы схватить подопечного за руку и сбежать из этого страшного места. Над тем же, зачем нервный срыв Криши был нужен самому Ланосте, она даже не размышляла, подозревая, что это просто важный этап какого-то плана мужчины.

Вряд ли он рассчитывает, что Киэль психанет и рванет к выходу, вынуждая Эферию последовать за ним, скорее всего, Ланосте намерен вынудить её начальника отвлечься и что-то передать.



Быстрое движение — и в левой руке оказывается небольшой теплый камень, обернутый тонкой бумажной полосой. Не меняя выражения лица и по-прежнему смотря в иную сторону, Эферия быстро убирает тайно переданный Ланосте артефакт в карман брюк, пока цепкий взгляд Мастера не успел заметить нечто подозрительное. То, что Киэль сейчас стоит к ним спиной, ничего не значит — интуиция у бывшего мага Башни была великолепной, и с него вполне бы сталось перестать дуться и развернуться обратно аккурат в момент передачи связного камня.



Рассмотреть врученный небольшой сувенир Эферия смогла только часов через пять, когда ей удалось сбежать от Киэльнода и Рэн в свою комнату под предлогом того, что хоть они и переночевали в резиденции Общества магов, но выспаться ей там совершенно не удалось.

Камень оказался очень дорогой и еще более редкой шпионской игрушкой, способной связываться исключительно с парным артефактом, зато невзирая на различные барьеры.

В небольшой записке было всего два слова.

«После полуночи.»

URL
2017-06-24 в 18:56 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Часть 3


Время до назначенного времени (тавтология, но что поделать) тянулось издевательски медленно, вынуждая подозревать то поломку часов, то какой-то хитрый неощущаемый барьер, невесть зачем искажающий реальность вокруг Опиона, то…

Слабые попытки отвлечься ничем не смогли помочь, а устраивать нечто более… серьезное было нельзя из-за возможных подозрений Киэльнода, который мог вполне естественно заинтересоваться, а что это с его воспитанником творится после Гелиоса и их «дружеского» визита в Общество?

В итоге Эферия в самом начале вечера вновь вернулась в свою комнату и старательно пыталась отвлечься то чтением, то новыми расчетами, то вновь чтением… Потом её начали преследовать мысли о том, что Ланосте вполне может и не связаться с ней — мало ли из-за чего глава крупной и влиятельной организации может оказаться занят. По счастью, тревогу вполне успокаивала мысль, что тогда он активирует артефакт на следующий день…




Как бы она не ждала вызов, но тихая дрожь артефакта заставила замереть, коснувшись его граней с промедлением, таким странным после стольких часов нетерпеливого ожидания.

— Я уже успел подумать, что ты не хочешь меня слышать.

— Слишком долгое ожидание вредит, — тихо ответила Эферия

— Возможно.

Повисло молчание.

— Прости. Я не должен был этого говорить.

— Не извиняйся, я не страдаю мнительностью.

— О чем ты хотел со мной поговорить?

— И о твоем втором рождении, и о том, почему ты решила… Решил ничего не сообщать об этом мне… И не только об этом, разумеется. Но об этом лучше поговорить лицом к лицу. Я займусь подготовкой подходящего места для встреч, а пока будем общаться так. Думаю, проблем с нахождением тем для разговоров у нас не будет.



***



— Хорошо, что ты прокололся с заклинанием, — невпопад сообщает Ланосте, отставляя в сторону чашку с чаем, так и не сделав ни глотка. — В тебе слишком много от тебя прежней. Я бы не смог этого не заметить и…

— И начал бы сходить с ума от этого самого сходства, — продолжает за него Руд.

Да, глупо было рассчитывать, что она смогла бы его обманывать. С другой стороны, Ланосте знал её как никто другой и не мог не увидеть слишком много хорошо знакомых жестов, привычек и слов… Это с Киэльнодом проблем не было: Мастер воспринимал это всё как собственные черты Руда, ничуть не переживая из-за того, что у подопечного появились новые привычки взамен прежних (или он просто ничего о них не знал? Эферия до сих пор не знала ответа на этот вопрос, но спрашивать не собиралась), а по мере обучения магии в лексикон Руда начала добавляться его собственная терминология — ну удобнее ребенку так думать и запоминать, что с того?..

В результате они сошлись на том, что о её перерождении знать никому не стоит. Даже Шику, благо тот на момент её смерти был слишком мал и совсем не помнит матери. И тем более Мастеру — ему незачем знать, что ребенок, к которому он был так привязан, окончательно умер в тот момент, когда у него пробудилась память о прошлом рождении.

А общение… Кого удивит вспыхнувшее общение двух магов первого ранга, пусть и относящихся к разным организациям? Это потом, когда Чёрный маг достаточно примелькается в обществе, кто-то может сделать бредовый вывод о том, что Председатель Общества магов увлекся опионским Чёрным магом. И желающие вполне смогут раскопать и изображение покойной жены бывшего эрцгерцога, на которую Руд действительно немного походил чертами лица, и кто-то из лично знакомых с принцессой увидит что-то, смутно знакомое за давностью лет, в его движениях и мимике…

Возможно, тогда пойдут гулять сплетни об их романе. Подобные отношения между мужчинами не особо одобрялись, но если не давать видимых поводов, то чего-то большего, нежели тихие шепотки, не будет.

Возможно, привязанность вполне объяснят сходством младшего Криши с покойной женой Председателя, ведь его собственный сын — точная копия отца и ничего не взял от матери.

Вот только сомнительно, что сам Ланосте не захочет ничего такого.

Эферия прекрасно видела задумчивые взгляды, бросаемые на неё, словно мужчина пытался для себя что-то решить. Если честно, то возражений против подобного у неё не было: по старой памяти девушки её совершенно не интересовали, даже вызывали отвращение, стоило только попробовать подумать в таком плане о какой-нибудь девице из числа восхищенно смотрящих на Чёрного мага.

А из мужчин нравился только сам Ланосте…



Эферия невинно улыбнулась и проворно стащила с его волос резинку, сразу же отбрасывая её в сторону, и запустила пальцы в коричневые пряди.

— Я иногда скучаю по длинным волосам, — честно призналась она на безмолвный вопрос.

— Киэльнод категорически против? — с легкой насмешкой спрашивает у неё Ланосте.

— Нет. Это просто один из способов помнить, кто я, и не запутаться в итоге, — Эферия заплетает волосы, чтобы тут же расплести и начать переплетать заново. — Наверное, было бы легче полностью отречься от прошлого и просто быть тем, кто я есть — но слишком мало времени прошло после моей смерти. Хотя… Знаешь, если бы мы тогда всё же покинули пределы Империи, то вполне возможно, что мне бы удалось окончательно стать Рудом Криши. Но я слишком испугался потерять даже такую связь с прошлым.

— Жалеешь? — он немного напрягается в ожидании ответа.

Она улыбается в ответ.

— Ни капли.



Встречаться, увы, у них получается нечасто. Ситуацию немного спасали вечерние дистанционные разговоры, но они только растравливали аппетит, а встречи лицом к лицу были такими короткими… Они разговаривали обо всем на свете, с равным энтузиазмом обсуждая создание новых чар и последнюю выходку Юджи, пытаясь наговориться за долгие годы вынужденного перерыва в общении.

И с каждой встречей взгляды Ланосте становятся все менее читаемыми, и в какой-то момент к ним добавляются прикосновения.

Сначала — полуслучайные, призванные помочь понять реакцию. И её, и его собственную.

Затем — уверенные, но ни к чему не принуждающие. Ему трудно решиться на подобное. Эферии с этим было немножко легче. В конце концов, она полностью доверяла собственному избраннику и была готова ждать. Или обходиться в конечном итоге простой близостью к нему и иногда засыпать у Ланосте на плече.



Постепенно Эферия в совершенстве освоила навыки скрытного вечернего побега из Опиона и сочинения убедительных причин, почему она задержалась после миссии — но пока не наглела, постепенно приучая Киэльнода к мысли, что подопечный давно повзрослел и может позволить себе иметь таинственные дела или даже просто нежелание спешить без нужды или просто прогуляться по незнакомым местам…

В глубине души теплилась надежда, что это будет не зря, что у неё появятся причины задерживать своё возвращение с миссий гораздо чаще и постепенно перестать рисковать с вылазками из Опиона. Отвечать на вопросы Киэльнода и Рэн о том, куда, точнее, к кому тайком отправляется их воспитанник по вечерам, было бы очень нежелательно.



Момент, когда их встречи помимо разговоров дополнились поцелуями — немного неуверенными по первому времени — не отпечатался в памяти Эферии, слишком наслаждающейся каждым мгновением близости с любимым.

Их по прежнему с непреодолимой силой влекло друг к другу. Как и тогда, им для того, чтобы быть вместе, требовалось преодолевать препятствия. Иные. Но это не отменяло их существования.

От Эферии сейчас совершенно ничего не зависело, так что она просто терпеливо ждала того вечера или той ночи, после которой сможет вновь назвать Ланосте своим мужчиной…



Долгожданный вечер настал неожиданно, даже закрадывалось подозрение на миг, что Ланосте так странно мстит за все годы вынужденной разлуки — прежде Эферия не помнила за ним такую тягу устраивать неожиданности. Или же он просто решил броситься в этот омут с головой, чтобы не мучить их обоих неопределенностью?.. Вполне возможно, слишком уж напористыми были его прикосновения, слишком властными были поцелуи… Но все равно он был очень аккуратен и осторожен, не желая причинить ей вред…

Эферия сладко потянулась, довольно вспоминая о событиях прошедшей ночи.

Жаль только, что уже утро и необходимо возвращаться Опион…

Выбраться ей не дали, еще крепче прижав к себе.

— Спи.

— Мастер…

— К демонам его.



— Мы ведь не сможем вечно таиться, — Эферия рассеяно вырисовывала кончиком пальца неведомые руны на груди Ланосте. — Рано или поздно, но Киэльнод догадается…

— Громкий скандал он устраивать не будет — побеспокоится о твоей репутации. А я вполне способен убедить его не вмешиваться в наши отношения, пока о них осведомлены только наиболее близкие к нам обоим люди.

— Оптимист.

— Кажется, кто-то серьезно недооценивает мои ораторские способности…

— Определенные недостатки есть. Или ты сейчас про свою способность заболтать Мастера?

— Кхм… Вообще-то про второе.

— Жаль… Я уже успел понадеяться, что это было предложение.

— Мелкий поганец…

— Идешь на попятный?

Ответные слова Ланосте предпочел заменить поцелуем.

URL
2017-06-24 в 18:59 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Часть 4

— Черныш, отвернись в другую сторону.

— С чего бы это?

— Меня раздражает твоя довольная рожа.

— Ну так не смотри, в чем проблема-то?

— В твоей довольной роже, я же сказал.

— А я в ответ предложил тебе не смотреть на меня.

— Заткнись.


Этот разговор с Юджерианом стал тем самым тревожным звоночком, что заставил Эферию вынырнуть из своих мыслей и эмоций и вновь обратить должное внимание на окружающих её людей. И если Шикмуона просто раздражал витающий в облаках Черныш, то испытующий взгляд Киэльнода вынуждал нервничать.

Впрочем, не в обиду Мастеру, но преисполненные банальнейшего женского любопытства глаза Рэн пугали Эферию гораздо сильнее.

Она ни капли не сомневалась, что реакция у Киэльнода будет… яркой. И то, что он будет против отношений своего воспитанника с Председателем Общества магов — тоже не сомневалась. Поэтому в тот же вечер связалась с Ланосте по переговорному камню, чтобы предупредить его о весьма скором разговоре с возмущенным Мастером. Тот, судя по всему, уже не раз и не два пытался завести с ней разговор на тему её отношений с неведомо кем, но Эферия, запредельно счастливая, совершенно не замечала ни этих попыток, ни попыток Рэн разговорить её, и заставляла своих опекунов изнывать от любопытства.

Как бы Мастер не решил проследить за ней на следующей миссии…



Новую попытку разговорить её Киэль предпринял уже через несколько дней, когда Эферия помогала ему с документами.

— Руууд, ты ничего не хочешь мне рассказать? — как бы невзначай поинтересовался у неё мужчина, пододвинув к себе новую стопку бумаг.

— Тебе не удастся свалить документацию на меня — в конце концов, это ты Мастер Опиона, а не я, вот и делай свою работу сам, — сделала вид, что приняла попытку её расспросить за попытку избавиться хотя бы на сегодня от бумажной работы.

— Я не об этом, а о том, к кому ты на свидания бегаешь, — прямо высказался маг.

— Мастер, побойся бога, я же не спрашиваю у тебя, что у вас с мисс Рэн!

— А что у нас?.. У нас ничего нет!

— Вот именно, хотя ты ей нравишься. Я, кстати, уже давно вырос, так что можешь спокойно задумываться о собственных детях.

— Эээ?.. Руд, не переводи тему!

Последовавшие после этого разговора попытки Киэльнода и Рэн её разговорить, Эферия успешно переводила на предполагаемые отношения опекунов, в особенности напирая на то, что Мастер в романтических делах дуб дубом и потому мисс Рэн следует брать дело в свои руки. Прогресса в отношениях этих двоих пока что не было, но рыжеволосая уже начинала задумчиво поглядывать на друга и начальника, заставляя того нервничать и отгораживаться от помощницы стремительно тающими кипами бумаг, которые незаметно таскала Эферия, благо у неё был доступ к печати Опиона и навык подделывать почерк Киэля.

Это, увы, было временным решением проблемы: вскоре они достигнут паритета и объединят свои усилия по выпытыванию тайн её личной жизни, так что неплохо было бы придумать что-нибудь еще. Эферии ужасно не хотелось скандала, который будет просто неминуем, когда Киэльнод обо всем узнает. И ссориться с человеком, который заботился о ней столько лет, не хотелось, ведь Эферия понимала, что Мастер не сможет удержать себя от оскорблений в сторону Ланосте, а она не сможет этого ему простить. Конечно, есть крошечный шанс на то, что мужчину как-то сможет успокоить — или хотя бы убедит не рубить с плеча — Рэн, но он именно что исчезающе мал…



А вот Юджериан оказался на порядок проницательнее Киэльнода и Рэн, при каждой встрече рассматривая её так, будто пытается найти в ней нечто сокрытое, а в красных (или голубых, когда как) глазах у него плещутся непонимание, раздражение и ревность. Впрочем, не следует укорять её наставника — он не имел возможности регулярно созерцать Ланосте, чтобы сопоставить и его настроение, и настроение самой Эферии. Шикмуон мог, и в какой-то момент его настигло понимание происходящего… Так что Юджи пытался понять, что привлекло его отца в Чёрном маге, какого демона у них всё взаимно и как к этому следует вообще относится. Уж на что он вспыльчив и эмоционален в некоторых аспектах, но продолжает сдерживаться, практически не изменив к ней своего отношения, общаясь почти как прежде…

Именно что «почти», но огорчаться по этому поводу Эферия не была намерена. Радовало уже то, что Юджериан не закатил скандал, едва только убедился, что ему не показалось, что у старика и Черныша действительно роман — это ведь она старательно шифруется от Киэльнода, которого иногда настигает параноидальность, и маг пытается найти на подчиненном если не след, то хотя бы отголосок чужой ауры, а не Ланосте… Который, кстати, в ответ на прямой вопрос подтвердил её подозрения, добавив после, что если бы Шик возжелал «поговорить по душам с Чернышом», то эту самую беседу ему пришлось бы вести с ним самим, но ребенок предпочел в кои-то веки не пороть горячку.



— И куда же это тебя понесло на ночь глядя, Руд?

Вопрос Киэльнода нагнал Эферию уже коридоре, ведущем к черному выходу. Кажется, он её караулил.

Получается, что прошлая встреча с мисс Рэн в холле была не случайной, как решила Эферия, после того, как девушка заговорщицки ей подмигнула и сделала вид, что кроме неё самой в помещении никого нет.

— Да вот, не спится и решил прогуляться.

— Через второй выход?

— Он к моей комнате вообще-то ближе центрального входа, если ты не замечал…

— Допустим. Но зачем тогда красться, как какому-то вору?

— Не хотелось встретить тебя и вновь подвергаться допросу о моей личной жизни.

— Руд, послушай…

— Иди к черту, я иду гулять! Если хочешь — можешь проследить.

После этого Эферия отвернулась от мужчины и направилась к двери.

Кажется, запланированная встреча отменяется… Надо бы отойти на удаление от Опиона и, найдя подходящее место, под прикрытием пары барьеров, огорчить Ланосте…



— Мы уже больше месяца не виделись из-за этого чертова Киэльнода, — с легким намеком на обиду протянул Ланосте. Эферия подавила вздох, вертя в пальцах переговорный камень. Иногда он бывал просто невыносим… — Я так вскорости, по примеру Шика, совершу к вам дружеский визит.

Дружеский визит, упомянутый мужчиной, выразился в том, что Шик, обидевшись на присланные ему Чёрным магом поздравления (или ему сама открытка не понравилась, кто сейчас разберет), навестил Опион и немного разукрасил фасад здания магическим кругом своего излюбленного заклинания.

— Вряд ли Киэль твой визит оценит, он и после визита Юджи вопил.

— Моральная компенсация за прошедшие недели…

— Ланосте. Не надо.

Собеседник вздохнул.



— Ты с ума сошел!

— Это обоснованный риск, — с довольной улыбкой провозгласил Ланосте и с любопытством оглядел её комнату.

Надо отдать умениям мага должное: Эферия, на которую во время отсутствия Мастера в Опионе были завязаны тревожные сети, не ощутила никаких колебаний магических полей, оторвавшись от книги только на тихий звук открывающихся ставен окна.

— Киэльнод тебя по возвращении сразу же засечет, ты хоть это понимаешь?!

— Сильно сомневаюсь, что Микелькарго упустит добычу так быстро, — насмешливо произнес Ланосте, снимая и бросая на кресло свой двухцветный плащ. — Четвёртый учуял бывшего подчиненного и, поскольку не оставил надежды вернуть того под своё чуткое руководство, сразу же привлек того к полезной деятельности. Отбиться и сбежать у Киэльнода сразу не вышло, и сомневаюсь, что раньше окончания установки новых барьеров взамен разрушенных ему это удастся.

— Надеюсь, ты чисто магические поля порушил? — пока мужчина рассказывал о причинах, разбудивших его наглость взамен усыпленной осторожности, Эферия успела подняться с кровати, на которой лежала с книгой, найти закладку и вернуть книгу на полку.

— Это был не я.

— Думаешь, я поверю, что всё произошедшее — чистая случайность?

— Я просто заметил напряжение в экранирующих барьерах и, отталкиваясь от рассчитанного время их падения, обеспечил встречу бывших коллег, — отказался от признания заслуг Ланосте.

Она вздохнула.

— У тебя с годами изменился только масштаб интриг.

— Тебя это расстраивает? — он нежным жестом отводит с её лица упавшую светлую прядь, чтобы затем поцеловать.

— С чего ты взял? — тихо произносит она, когда поцелуй завершается. И целует уже сама.

URL
2017-06-24 в 18:59 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Тишина медленно, но неотвратимо превращалась из простой в давящую. Эферия молча проклинала и рискового Ланосте, понадеявшегося на свою небольшую интригу, и себя, за то, что настолько успела соскучиться, что ответила на ласки, и Киэльнода, у которого хватило не только умений, чтобы засечь чужака на своей территории, но и наглости ворваться в её комнату; и Четвёртому Мастеру, не сумевшему удержать бывшего преемника поблизости от себя, тоже досталось…

— Сдает Микель… И как тебе от него сбежать удалось, Киэльнод?

А вот Ланосте, в отличие от неё, не выглядит сконфуженным, с прищуром смотря прямо на Мастера, у которого возмущение плавно перетекает в гнев. Нехорошо так смотрит — холодно, словно предупреждая… Хотя, отчего «словно»? Предупреждает, чтобы тот не смел сорваться в истерику, начиная сыпать обвинениями.

— Не удалось. Пришлось дожидаться окончания установки барьеров, — процедил Киэльнод, прожигая мужчину взглядом. Слишком спокоен. Это плохо.

— Жаль… Никакого такта в тебе нет.

— А вот вам бы хоть немного стыда не повредило.

— А мне нечего стыдиться, — отбил выпад Ланосте, даже не попытавшись найти взглядом собственную рубашку.

— И угрызениями совести страдать не от чего, верно?

— Киэльнод, я совершенно не понимаю сути твоих нападок…

— Вы… вы… — Киэль попытался продолжить фразу, но из-за сильного возмущения так и не смог подобрать слов, в итоге просто указав на Эферию. — Моего подопечного тоже не вы совратили, скажете?

— Мастер! — теперь уже не выдержали нервы у Эферии. — Давай ты свалишь в коридор и дашь нам привести себя в порядок! А потом уже поговорим. Нормально поговорим, без твоих диких воплей!

— Он опасается, что мы сбежим через окно, — фыркнул Ланосте, вставая с кровати и находя рубашку.

— А смысл? Разговор это все равно не отменит, — возразила ему Эферия, застегивая пуговицы на собственной одежде.

— Я вам не мешаю?

— Я предлагал тебе подождать в коридоре.



Эферия прекрасно знала, что Ланосте с радостью и без всякого стеснения во всеуслышание назвал бы её своей — даже невзирая на то, что об её перерождении знают только они двое, а для всех прочих она опионский Чёрный маг и воплощение идеального мужчины для половины женского населения Империи. Его ничто не остановило бы, а наглецов, посмевших слишком много болтать, Ланосте с удовольствием укоротил бы на голову, наглядно продемонстрировав, что Шикмуон свой характер получил от отца.

Она кладет руки мужчине на плечи и несильно сжимает ладони. Ланосте, поняв намек, отвечает на очередной выпад Киэльнода мягче, чем хотел изначально.

Эферия за прошедшие годы привязалась к Киэлю и Рэн и не хотела причинять им вред или боль — а её ссора с Мастером именно к этому и приведет, если тот и дальше продолжит нападки на Ланосте. Конечно, его возмущение можно было понять, но она не намерена вновь терять любимого, так что и Киэлю, и Ланосте придется находить общий язык и как-то договариваться.

А ведь им обоим еще предстоит разговор с Юджерианом… Хоть тот и сам обо всём догадался, но беседа на эту тему должна непременно состояться.



— Старик меньше издеваться над всеми стал. Даже надо мной, хотя я одна из любимейших жертв его поганого чувства юмора. И еще… — Шикмуон резко замолчал.

— И еще?.. — подбодрила его Эферия, когда поняла, что молчание затягивается. Разговор с сыном вообще выходил до крайности тяжелым…

— У тебя, Черныш, есть одно неоспоримое достоинство: ты не родишь ему ребенка, — отворачиваясь, глухо проговорил Юджериан.

Отвечать Эферия не стала, лишь печально посмотрела на огненного мага. Тот, несмотря на все своё вечное недовольство и не самое располагающее отношение, любил отца и не желал делить внимание Ланосте с кем-то еще. Даже её саму он был готов терпеть только как меньшее зло…



Эферия не ожидала, что после этих разговоров — с Киэлем, с Рэн, с Юджерианом — ей станет настолько легче дышать. Хоть их выбор не особо одобрили, но приняли (а в случае Мастера еще и пообещали в случае чего попробовать прибить Ланосте) и с плеч словно бы свалился не слишком тяжелый, но достаточно весомый груз, мешающий наслаждаться жизнью.

В этот раз за её спиной не нависает мрачная тень королевской семьи, недрогнувшей рукой устраняющей помехи.

В этот её единственный родич — это Киэльнод Криши, настолько сильно любящий младшего брата, что даже принял его выбор, хоть был не в восторге от того, что Руд в итоге влюбился в мужчину.

В этот раз они просто могут быть вместе, не оборачиваясь ни на чьи интриги…

…Вот только что-то подсказывало Эферии, что через несколько лет, когда Юджериан окончательно смирится с выбором отца, а Киэльнод убедится, что она и Ланосте друг для друга не временное увлечение, один интриган обнародует их отношения, открыто признав её своей…

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Личный архив VT

главная