13:42 

Свиток запретного призыва

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай

Авторы : Viverna Totek & Bloody Song

Бета: Tusa

Основные персонажи: Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Аравеск
Пейринг или персонажи: Аравеск/все длинноволосые брюнеты, Аравеск/психика свидетелей первого пейринга, Наруто/мозг окружающих
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Юмор, Экшн (action), AU, Стёб
Предупреждения: OOC, Кинк, UST, Ксенофилия
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе

Описание:
Жил-был маленький мальчик Наруто и учился он на шиноби. Выучился, стал с командой квесты у Хокаге брать да мечтать, что будет однажды сидеть в казенном креслице со стильной шапкой на голове и руководить (а не бегать по дурацким квестам).
И случился тут (как нельзя кстати) экзамен, после сдачи которого уровень квестов повышается (и зарплата тоже). Так или иначе, но наш герой прошел в финал и вскоре встретил Извращенца, что даровал ему Свиток Великого Призыва...

Публикация на других ресурсах:
С разрешения авторов.

Примечания авторов:
Написано по заявке.
От Мглы в фф только Аравеск, других пересечений нет.
В аниме не тыкать, авторы опираются на мангу. Требования о возврате к истокам (то бишь к канону) не принимаются =^.^=

запись создана: 06.05.2017 в 08:11

@темы: Джен, Наруто

URL
Комментарии
2017-05-06 в 08:13 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Пролог


Наруто шел по улицам Конохи, заложив руки за голову и меланхолично попинывал все встречные-поперечные камешки. Перед ним во весь свой рост, а-ля статуя скромника Первого Хокаге из Долины Завершения, вставала такая крошечная проблемка, как поиск наставника для подготовки к третьему этапу экзамена на чунина.

Не, старикан предлагал Узумаки проверенного человека во временные учителя — но помилуй его Воля Огня, это же наставник Конохомару! А как у того с знаниями обстоит, блондин прекрасно знал и потому поспешил заявить, что землю грызть будет, но самостоятельно или найдет себе кого-нибудь, или подготовится сам, после чего прослушал лекцию о том, что Хьюга — лучшие рукопашники Конохи и прочая, попутно размышляя о том, что он этого Неджи в землю вобьет, да и вообще всех своих противников — ведь только они отделяли его от заветного звания чунина!..

…И от еще более заветных миссий повыше рангом и оплатой.

Меркантильно, да, и Наруто это прекрасно осознавал. Но что поделаешь, если организм растущий, кушать хочется, пособие уже не платят, а зарплата из-за этого проклятого книголюба еще меньше давешнего пособия? И так приходится одним раменом питаться, потому как сытно и дешево. А так Узумаки только овощи-фрукты не любил, а против мяса там, ну или рыбки, совершенно не возражал, но, опять-таки, все упиралось в мизерные суммы, пребывающие в его кошельке. Вот и приходилось страстно любить рамен за неимением альтернативы.

И да, как бы не удивились его сокомандники и одноклассники, но умные слова, равно как и их значение, Наруто прекрасно знал. И даже по назначению применять мог, другое дело, что смысла в этом не видел — с идиота спроса немного и всерьез не воспринимают, позволяя над собой издеваться, да… Блондин мечтательно заулыбался, вспомнив, как Помидоркофил хлопнулся в обморок с девчачьим визгом. Конечно, он потом получил по голове от Сакуры и пространную воспитательную лекцию от Какаши, суть которой сводилась к тому, что нефиг шокировать Коноху зрелищем толпы голых Сакур, а создавать иллюзии фигуристых красоток — Учиха, мол, и так в обморок шлепнулся бы, а ему посмотреть приятнее было бы…

— Извращенец, — прошипел Узумаки, чей взгляд наткнулся на какого-то старпера, подглядывающего через дырку в заборе и пускающего слюни. Впрочем, сдерживать души своей прекрасные порывы Наруто не стал и отвесил смачного пинка по оттопыренной заднице старикана, после чего насладился матерным воплем. — О, а этого слова я еще не слышал…

— Свали отсюда, шкет, — мрачно зыркнул на него мужик со стремным протектором. — Не видишь, что ли: я созерцаю прекрасное…

— На источнике, куда ходят как правило женщины из серии «хорошо за тридцать»? — со скепсисом поинтересовался блондин, в свое время тщательно изучивший этот вопрос. — Впрочем, для такого старика, как ты, в самый раз…

— Собрат по Искусству Извращения? — старик даже отвлекся от созерцания, бросив на него изучающий взгляд. — Совсем еще пацан… Смена растет!..

— Какой я тебе собрат?! — возмущенно зашипел блондин, которого от вопля удержало лишь необходимость соблюдать осторожность при нахождении рядом с женской купальней.

Впрочем, эта самая осторожность совершенно не помешала Наруто испытать на старикашке любимую технику. Уже спустя несколько секунд старый изврат валялся на земле, окруженный толпой красоток, а Узумаки все больше убеждался, что его техника Гарема является оружием массового поражения для всего мужского населения. Однако надежды на то, что извращенец проникнется его искусством и больше не будет ставить его на одну планку рядом с собой, не сбылись. Точнее, сбылись, но как-то уж слишком…

— Что это за техника?! Расскажи мне! — воскликнул вышедший из коматозного состояния старик, надвигаясь на прифигевшего от такого Наруто, который начал медленно отступать.

— Тебе-то зачем, извращенный старикашка?! — завопил носитель шерстяного мешка для блох, именуемого в народе Девятихвостым, старательно отгоняя возникшую в голове картинку, на которой старик издевается над его чудесной техникой, создавая толпу старушек.

— Для вдохновения, шкет! — пафосно изрек изврат, все же хватая Узумаки за воротник. — Ладно, что ты хочешь взамен? Знай же, что я один из Легендарной троицы, жабий саннин Джирайя!

После этого ситуация предстала совершенно в ином свете. О том, что представляет из себя Легендарная троица, Наруто знал, как и то, что в ней только Орочимару не является редкостным придурком и неудачником, да и то с какой стороны смотреть. Но, по мнению блондина, научить чему-то полезному мог и этот эро-саннин, единственный из троицы, который не нашёл способа сохранить себе вечную молодость, от чего упал в глазах Наруто ещё больше.

На предложение быть его учителем Джирайя согласился довольно быстро и начать обучение решил с…

— Хождение по воде?! — заорал Наруто. — Ты издеваешься?! Я научился этой фигне сразу, как начал шпионить в горячих источниках!

После этого вопля за стеной, где купались женщины, повисла тишина, вскоре сменившаяся криком «Наруто!!!».

— Валим, старпер! Надеюсь, ты еще не одряхлел настолько, чтобы не смочь убежать от толпы разгневанных условно одетых женщин! — крикнул старикану Узумаки, припуская вверх по улице и направляясь в центр деревни.

— Идиот, там же центральные улицы! — проорал в ответ эро-саннин, быстро его нагнав. Впрочем, быстро оглянувшегося на него Наруто больше впечатления произвела фонтанирующая жаждой крови свора кое-как прикрывшихся полотенцами женщин. — Там же толпы!..

— Поверь моему опыту, старик, долго так они за нами не пробегут! И вообще, надо делать так!..

Пробежав еще несколько кварталов и добравшихся до первой же оживленной улицы, блондин взвыл дурниной: «УБИВАЮТ! ЖИЗНИ МОЛОДОЙ ЛИШАЮТ!», после чего нырнул в мгновенно расступившуюся толпу.

Как-никак, но такие вопли от Узумаки, равно как и последующее за ними зрелище, было для Деревни Скрытой в листве весьма и весьма привычным. Многим оно очень даже нравилось.

Однако, если раньше толпу полуобнаженных женщин успешно задерживали шиноби, желающие не столько помочь Наруто (что вы, он же демон), сколько прекратить беспорядки, связанные с лицезрением кучей мужиков прекрасного, то теперь все было иначе. Возможно, дело было в старике-изврате, который не догадался, что можно успешно скрыться в толпе, а призвал какую-то жабу, размером этак с лошадь, на которой теперь и прыгал по крышам домов, осыпаемый кучей ругательств со стороны жителей, что свыклись с вечно прыгающими шиноби, но жабу терпеть готовы не были…

— Извращенец, ты с ума сошёл?! — заорал Наруто, снизу глядя на довольного саннина. После этого вопля Наруто заметили все. И недовольные жители, и не менее недовольные женщины. Поняв, что дело пахнет жареным, Узумаки заорал ещё громче. — Не бросай меня, старик!!!

Жаба, подчиняясь приказу изврата, спрыгнула вниз и, обхватив джинчурики языком, снова умотала на крышу, бешеными скачками удаляясь от погони.

— Офигеть аттракцион… — выдавил блондин, приходя к мысли, что технику Призыва было очень полезно освоить. Но не жаб, нет…

Когда жаба доскакала до безопасного места относительно неподалеку от Деревни и довольно неаккуратно уронила бесценный груз, коим Наруто искренне себя считал, в какие-то кусты, то блондин этому даже обрадовался — с одной стороны, быть обмотанным гигантским языком было не очень приятно, с другой же — у него появился дополнительный довод для истребования со старпера техники призыва.

— Эй, парень, тебя там не укачало?! — жизнерадостно осведомился упомянутый старпер, спрыгнув на землю и приближаясь к Узумаки, так и не соизволившему ни подняться, ни выползти из кустов.

— Старик, научи меня этой технике! — решил ковать железо, пока горячо, Узумаки.

— Эм… Ты уверен? — с какой-то обреченностью спросил Джирайя, наблюдая, как Наруто все же выползает из кустов. — Это очень сложная техника…

— Конечно, я уверен, извращенец! — категорично заявил Наруто, тыча пальцем старику в грудь. — Из-за тебя я такое пережил! Мой мир перевернулся, и не раз, пока меня тащила эта жаба! Научи меня!

— Ох… Ладно. Я научу тебя призыву жаб с горы Мъебоку! — пафосно изрек саннин, вставая в стойку, чуть не долбанув при этом Наруто в глаз.

— Ээ… Нет, зачем мне эта стремота? — фыркнул блондин, отходя на безопасное расстояние.

— Я сказал, будешь призывать жаб! — сделав морду кирпичом, произнёс старпер, снимая со спины огромный свиток и бормоча: — Других призывов я не знаю, а отправлять тебя обратным призывом чёрт знает куда… Третий меня убьет, если я потеряю джинчурики…

— Не-не-не! Я решительно против жаб! — зачастил блондин, делая еще пару шагов назад. — Изврат, будь человеком! У меня кошелек в виде жабы! Я ж не удержусь!

Джирайя замер посреди движения, проникшись внезапной жалостью к своему призыву. Реально ведь распотрошит в поисках денег… Но ведь и в свободный поиск его не отправить! Третий же действительно его убьет, пошинкует и скурит!

Впрочем, кто бы что про жабьего саннина ни говорил, но идиотом он не был и соображать быстро тоже умел, а посему припомнил тот странного вида древний свиток, что хранился в Мъебоку, в специально возведенном для него храме.

URL
2017-05-06 в 08:13 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
— Ладно, стой здесь… — тяжко вздохнул Джирайя, не имеющий ни малейшего понятия о том, что же за тварюшку можно было призвать, подписав контракт на том свитке. Одно то, что жабы хранили его, как величайшую святыню, уже говорило о многом…

Наруто, проследив, как отшельник исчезает вместе с парочкой призванных стариком мелких жаб, которые, похоже, и доставили того на родную гору, плюхнулся на землю. Подозрение, что чертов изврат просто слинял, не планируя возвращаться, было велико. Но велик был и соблазн выучить мощную технику, из-за чего старпер был отпущен с миром и пожеланием не навернуться с горы.

Потекли долгие минуты ожидания, которые завершились громким хлопком и возникшим со спецэффектами извратом, держащим в руках какой-то странного вида фиолетовый свиток, перевязанный черными тесемками.

— Короче, это призывной свиток, который многие века хранился у жаб в священном храме. Он пуст — до этого времени так и не нашлось ни одного идиота, решившего подписать контракт с неизвестным существом. Чаще всего его именуют Свитком Запретного Призыва и я сильно сомневаюсь, что это просто красивые слова, — объяснил Джирайя заинтересованно смотрящему на свиток Наруто. — Ну так что, шкет, ты станешь этим идиотом или все-таки смиришься с жабами?

— Я стану великим шиноби, изврат! — отрезал блондин, развязывая тесемки, разворачивая свиток и кладя его на землю. — Так, сюда имя, сюда отпечаток, да? А печати какие складывать?

— Да-да, придурок… — пробормотал саннин, наблюдая, как Наруто подписывает контракт, и ожидая как минимум локального апокалипсиса. Показав необходимую комбинацию печатей, старик, немного подумав, произнёс: — Пойду я саке выпью, что ли…

— Стоять! Это величайшее событие! Великий Наруто Узумаки осваивает призыв! Смотри и восхищайся!

Джирайя, пробормотав что-то о том, что в жизни встречал вещи куда как более восхищающие, отошёл на пару метров и попытался морально приготовиться к тому, что сейчас произойдёт.

И, вопреки его ожиданиям, ничего особенного не случилось.

Ну, появилось в небе какое-то странное завихрение.

Ну, начал оттуда лупать гигантский глаз с вертикальным зрачком, с любопытством оглядывая с высоты окрестности и Коноху.

— А фига ли он тогда Запретный? — совершенно по-детски возмутился саннин, ожидавший чего-то более, более… ну просто более.

— Да он чакры дофига сожрал, — почесал в затылке Наруто, внимательно изучая глаз. — Причем для меня дофига, всекаешь, Изврат? Другого бы, не джинчурики, он бы просто грохнул. Да и то я сомневаюсь, что тот же Гаара со своим Однохвостым потянули бы призыв…

Джирайя задумчиво оглядел глаз, который не менее задумчиво осматривал уже его и Наруто. У самого Узумаки тем временем внутри проснулась личная шизофрения, именуемая Девятихвостым Лисом, явно недовольная тем, что его чакру только что порядком так выкачали.

«Что за фигня, поганец?! Кто тебе позволял брать мою чакру?! Да ещё СТОЛЬКО, говнюк!!!»

— Ой, да заткнись ты… — прошипел блондин, втыкая на то, как следом за глазом появляется ещё куча непонятных щупалец. Видимо, из-за того, что он только что взял слишком много чакры демона, тот смог подключиться к его зрению, так как ничем другим его следующие слова объяснить было нельзя…

«— Папа Рикудо, зачем ты призвал эту хрень?! Ками-самаааа, да Рикудо эту пошлую тентаклю лично запечатывал! Ой ты олееень…»

— Иди нафиг! — рявкнул Наруто, игнорируя удивленный взгляд саннина и медленно отступая назад, настороженно наблюдая за тем, как явно освоившийся призыв начал оживлённо трепыхать щупальцами. — Слушай, старик… А ведь призыву ещё вроде как надо доказать, что ты его достоин, да?.. И чего мне с этим пучком тентаклей делать, а?!

«— Конкретно тебе — ничего, к счастью, — хохотнула личная шизофрения блондина, успев вспомнить, что его нынешний джинчурики — белобрысый. — У тебя, знаешь ли, колер не тот».

Пока Узумаки пытался сообразить, что Лис имел в виду, тот задумчиво добавил:

«— Но времени много прошло, так что… Ладно, ничего не скажу. Один фиг это лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать…» — договорив фразу, Девятихвостый вновь нырнул в подсознание, а Наруто, так и не дождавшись продолжения, перевел озадаченный взгляд на саннина:

— Лис что-то знает, но не говорит… И его реакция меня напрягает, — уведомил Узумаки старика-извращенца. После чего страдальчески вздохнул и решил действовать по обстоятельствам, переведя взгляд на свою призывную тварюшку неопределенной породы и приветственно помахав ей (или все же ему?) рукой.

После этого жеста внимание призыва сосредоточилось исключительно на Наруто, который от пристального взгляда единственного глаза заметно поежился. Но когда на щупальцах на редкость стремной тварюги открылись ещё глаза, которые с интересом рассматривали блондина, тот вообще впал в ступор. Стоящий рядом Джирайя, кажется, вовсе выпал из реальности и с какой-то глуповатой улыбкой что-то бормотал себе под нос.

— Ну… Привет, что ли… — выдавил джинчурики, когда одна из глазастых тентаклей приблизилась к нему почти вплотную. Тварюшка явно изучала того, кто ее призвал… — Эм… Ты немой, да? — ляпнул Наруто первое пришедшее на ум, втайне опасаясь, что после этого на тентаклях появятся ещё и рты. — Ну, у всех свои недостатки. А ты даже прикольный…

После этих слов глаз, который появился самым первым, немного прищурился и одна из тентаклей приветливо замахала.

— Хм… Я даже не знаю, как тебя зовут… — пробормотал Узумаки, после чего сразу получил инфу от Лиса. — Аравеск, понятно. Ну… Эм… А ты что можешь? — щупальца оживлённо задвигались — Аравеск явно решил сразу показать, на что он способен, а внутри Наруто заорал Лис:

«— На старика его отвлекай, олух!»

— Эээ, на мне не надо показывать! — блондин отскочил в сторону. — Просто подтверди: ты в драке мне помочь сможешь?

Щупальца утвердительно колыхнулись — и Наруто, хоть убей его, совершенно не понимал, ни как колыхание тентаклей может быть утвердительным, ни как он сам это понял.

— Если честно, то я думал использовать призыв в поединке с Неджи, но ты слишком крут, чтобы тратить свое внимание на этого пафосного придурка, — продолжал трепать языком Наруто, намереваясь убедить Аравеска свалить к себе домой до нового призыва. — Так что я призову тебя в следующий раз для серьезной драки, договорились?

Главный глаз задумчиво прищурился и посмотрел в сторону Конохи. Аравеска явно терзали сомнения о том, стоит ли уходить, не наведавшись предварительно в деревню.

— Позже там погуляешь, обещаю! — заверил блондин свой призыв, понимая, что если сейчас он заявится в Коноху с Аравеском, его точно оттуда вышвырнут. Становиться же нукенином с балластом из Лиса и тентакли пока не хотелось, как и лишаться возможности получить пост Хокаге. — Все, давай домой! Вот видишь, я забираю твой свиток, позже тебя призову, поболтаем! Ну или не поболтаем… Выучи хоть язык жестов, что ли пока…

Щупальца всколыхнулись печальной волной, после чего вместе с глазом исчезли в закрывающемся портале. Узумаки облегченно выдохнул, а уже через несколько секунд понял, что так ничего и не узнал о своем призыве. Разве что из характеристики Лиса было понятно, что Аравеск был шедевральным пошляком, за что и был запечатан стариком Рикудо…

URL
2017-05-06 в 08:13 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 1


— Долбанный старпер! Он там развлекается, а я как последний лох в номере без денег сижу… — злобно бубнил себе под нос Наруто, ковыряя пальцем стену и клятвенно обещая себе, что вот через пять лет он будет клеить красивых девушек намного лучше старого изврата! Хотя бы за счет молодости и более привлекательной внешности…

Что происходит?

У Узумаки в жизни началась черная полоса, причем она не путь ему перечеркивает, а заменяет собой дорогу: экзамен завершился нападением на Коноху, в ходе которого прямо на своем посту скончался уже четвертый лидер деревни (утешало только то, что дедан был реально глубоким стариком, а значит и на этом посту можно дожить до старости. До пенсии — уже вряд ли. Но сам Наруто вообще считал, что его прикончит только язва желудка, вызванная вынужденной диетой из рамена), сам экзамен вообще обломался и повышения не видать с горы Хокаге… Да даже призыв толком испытать не удалось! Однохвостый как увидел, кого призвал блондин себе в помощь, так сразу странно взвизгнул и упал в обморок! Нет, Наруто не возражал против призыва-утихомиривателя хвостатых демонов, но… может быть, он на большее и не годится? Что делать-то тогда?

С трудом отвлекшись от грустных мыслей, Наруто осознал, что безбожно проигрывает в карты собственным клонам. Открытие было тем печальнее, что сами клоны уже явно задолбались его развлекать и активно сливали партию, при этом отчаянно мухлюя и пряча карты под футон.

— И как это понимать? — нахмурившись, поинтересовался блондин у своей сидящей рядом копии.

— Ты о чем? — мрачно задал встречный вопрос его клон, совершенно не таясь запихивая в отбой козырного туза.

— И где носит этого старого изврата? — тоскливо вопросил второй клон, засовывая что-то в колоду.

Третий клон, тоже собирающийся что-то сказать, резко замолчал, прерванный стуком в дверь. Наивно понадеявшись, что у извращенного отшельника таки проснулась совесть, Наруто развеял клоны, проследив взглядом за тем, как сиротливо осыпались карты на пол, после чего пошёл открывать дверь. Однако визитер Джирайей не был… Более того, визитеров было двое и один из них с первого же взгляда вызвал у порядком оголодавшего джинчурики нездоровую ассоциацию с едой.

— Узумаки Наруто? — задал вопрос один из гостей, тот, что не был похож на рыбу, но очень смахивал на одного знакомого Наруто шаринганистого поганца.

— Не знаю таких! — ляпнул блондин, захлопывая перед гостями дверь. Эх, если бы все было так просто…

— Узумаки, ты всерьез считаешь, что нас остановит эта хлипкая дверь? — из-за закрытой двери до Наруто донесся голос второго визитера.

— Во имя рамена и моего будущего гастрита… Вы стоите перед этой самой дверью и ничего не делаете, придурки! Так что тут даже считать не надо! — высказался за Узумаки свежесозданный клон, пока оригинал покидал комнату через открытое настежь окно.

Повисло тягостное молчание, в ходе которого клон и визитеры смотрели на дверь с разных сторон, пока терпение не лопнуло у человека-рыбы, пинком открывшего не запертую дверь.

— А я думал, дольше соображать будете, — язвительно произнес клон и развеялся, предварительно показав двум нукенинам, о чем свидетельствовали перечеркнутые протекторы, язык. Оригинал должен знать, что сейчас за ним кинутся в погоню…

…или пойдут неторопливым шагом. Узумаки, спешивший от гостиницы к более-менее открытой местности, выругался и ускорил шаг, торопясь оказаться на месте, больше всего пригодном для использования Призыва. Выпотрошенная извращенцем жаба-кошелек активно протестовала против боя там, где его могут захотеть заставить заплатить за порушенное.

— Я убью тебя, Итачи!

Наруто даже застыл на месте, проводив взглядом сокомандника, невесть что делающего в этом городке. И невесть как держащего курс прямо к покинутой Узумаки гостинице.

— Эээ… — протянул Наруто, смотря вслед Саске и разрываясь между желанием поскорее свалить из опасной для драгоценного бюджета местности и порывами помочь придурочному сокоманднику.

Дилемма разрешилась быстро, причем без малейших усилий на то самого блондина. Её решил Саске, ну или тот, кто выбросил его уже бессознательную тушку из окна гостиницы. Вероятнее всего, это был тот тип, явно имеющий родство с Саске, так как именно он выпрыгнул из того же окна следом за родственничком.

— Ох, мама… — пробормотал Узумаки, когда после брюнетов из окна вывалилась рыбешка, которая, приземлившись, тут же уставилась вместе со своим напарником на будущего Пятого Хокаге. — Спасите, педофилы!

С этим воплем Наруто бросился бежать по улицам, надеясь, что при побеге из городка сможет выловить в близлежащем квартале красных фонарей Джирайю, а также думая о том, не помер ли там Учиха ненароком. Преследователи без особого труда его догоняли, и даже возмущенные жители, среагировавшие на вопли «бедного мальчика», не в силах были их задержать…

— Остановись, Узумаки, больно совсем не будет! — кричал ему вслед один из преследователей, заставляя блондина припускать вперед еще быстрее.

— Да иди ты нахрен, голубая рыба! — орал в ответ Узумаки, наконец-то узрев впереди свободное пространство. — ПРИЗЫВ!!!

Блондина уже почти привычно скрутило от мощнейшего оттока чакры, а в голове вновь заматерился Лис, недовольный даже не наглостью джинчурики, а тем, на призыв кого тот тратит его чакру…

«Вау, Учиха! — неожиданно мат оборвался, сменившись радостным воплем. — Шкет, я тебя прощаю! Срочно залезь туда, где будет наилучший ракурс, и не смей отворачиваться! Я хочу это видеееть!..»

Как только призывная тварюшка показалась из открытого портала, Наруто понял, что же так сильно хотел увидеть Лис. Аравеск, завидев Учиху, который вместе со своим напарником застыл в ступоре, втыкая на неведомую хрень, тут же оживился, а пока еще единственный глаз заблестел от восторга.

— Иии! — раздался громкий крик клубка тентаклей, а сами тентакли воодушевленно затрепетали.

— Фига се, оно разговаривает… — пробормотал Узумаки, следуя совету девятихвостого и залезая на дерево.

— Итачи… Кажется, оно тебе радо… — тихо произнёс рыбоподобный нукенин, отступая на пару шагов в сторону от напарника, видимо, следуя инстинкту самосохранения.

— Я бы предпочел, чтобы оно косилось на меня с меньшим восторгом… — вымолвил брюнет, с опаской косясь на Аравеска, который уже практически полностью вылез из портала и тянулся любопытствующим глазом к Учихе, не спеша пока открывать глаза на тентаклях.

— Это он его шокировать не хочет? — обиженно поинтересовался блондин. — А мою психику эта сволочь не жалела…

В голове радостно захихикал Лис, с которым, как Наруто успел осознать, общий язык он найдет без особых проблем:

«Поверь, эта пощада обернется для шаринганистого ублюдка гораздо большим шоком, нежели испытал ты. Ненавижу Учих и их проклятые глаза! Наконец-то настал день отмщения за все их выходки!»

URL
2017-05-06 в 08:14 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Озадаченно почесав в затылке, Узумаки продолжил наблюдать, как восторженно сияющий глазом Аравеск тянет щупальца к Учихе, который отступает назад. Напарник же этого Итачи сейчас стоял в сторонке, смотря то на восседающего аки птичка на ветке Наруто, то на своего черноволосого напарника, к которому проявляла интерес призывная зверушка джинчурики.

Наверное, в голове голубого (как надеялся Наруто, голубого только окрасом кожи) ниндзя вертелся вопрос: помочь напарнику или все же предпринять попытку изловить блондина? Вопрос этот был быстро решен не в пользу Итачи, но и не во вред Узумаки. Отступник просто прикрыл глаза рукой и уселся под то же дерево, на верхушке которого гордой птицей восседал джинчурики.

— Итачи, давай ты разберешься со своим поклонником сам? Не пристало приличному ниндзя вмешиваться в такие дела… — объяснил свои действия носитель нереально большого меча, который он сейчас любовно пристраивал на коленях.

— Приличному?! Да где там у тебя приличие?! — шокировано поинтересовался брюнет, отвлекаясь от Аравеска. И зря.

Призыв, явно недовольный отсутствием к себе внимая, предпринял попытку это внимание вернуть. Попытка оказалась вполне успешной и уже через секунду Учиха панически ворочался в объятиях одной из тентаклей и орал:

— Твою мать! Я не знаю, какого ты пола, но отвали! Возрождать клан — обязанность Саске! Кисаме, скотина, что ты ржешь?!

В голове радостно взвыл Лис, вопя что-то про настигнувшее проклятого Учиху возмездие. Вопль сменился гнусным хихиканьем и пожеланием шаринганистому расслабиться и получать удовольствие.

— Эээ… Он его что, действительно… — забормотал Наруто, заметно округлившимися глазами следя за тем, как к родичу Саске тянуться новые тентакли.

«А я тебе разве не говорил, что Аравеск — озабоченная тентакля и что тебе жутко повезло, что ты белобрысый?» — вполне добродушно поинтересовался Кьюби, наслаждающийся паническими воплями о помощи.

— Нет…

«Дам тебе один совет. И дам я его тебе только потому, что я в тебе заперт и не хочу испытать подобное на себе, пусть даже и опосредованно, — неожиданно посерьезнел Лис, по ощущениям Узумаки отвлекшийся от разворачивающегося шоу — ну, или трагедии, кому что больше по душе. — Не накидывай на себя хенге длинноволосого брюнета. Вообще лучше не рискуй с черным цветом и длинными волосами.»

Задумавшись о том, почему его призыву нравятся длинноволосые брюнеты, Наруто чуть не пропустил самое, пожалуй, интересное зрелище в своей пока ещё не долгой жизни: Учиха решил использовать против Аравеска фирменные приемчики своего клана, то бишь шаринган с прилагающимися к нему техниками.

— Аматерасу! — проорал брюнет, а Кисаме под деревом нервно вздрогнул, видимо, хорошо знакомый с этой техникой.

Узумаки это слово ни о чем не говорило, поэтому он с интересом уставился на то, как появившееся от взгляда Учихи пламя охватило часть тентаклей его зверушки. Начавшее зарождаться беспокойство исчезло в тот момент, когда с возмущенным воплем Аравеск… Поглотил чёрное пламя. Щупальца его просто впитали и, как показалось блондину, сыто зашевелились. Кажется, только что его несостоявшийся похититель невольно получил пару новых очков симпатии призыва…

— Оно ж гаснет или по приказу, или само через семь суток, — офигевшим голосом выдал напарник Учихи. Быстрый взгляд вниз показал, что офигение присутствует не только в голосе, но подумать о чем-нибудь конструктивном Наруто просто не успел, после недовольного бурчания Лиса вернувшись к созерцанию призыва и его несчастной жертвы.

К Учихе потянулись новые щупальца, на части которых раскрылись глаза — похоже, Аравеск хотел созерцать желанного длинноволосого брюнета, попавшего ему в тентакли, со всех возможных ракурсов.

Сидя на дереве и молча наблюдая за противостоянием тентакли и Учихи, Наруто размышлял о том, а не станет ли намечающееся представление травмой для его хрупкой детской психики и не пора ли закрыть глаза. Лис был активно против и вопил, что хочет увидеть это во всех подробностях, да и самому Узумаки может пригодиться это в будущем. Чем ему может пригодиться знание о том, как изнасиловать кого-то тентаклями, джинчурики так и не понял и предпочел думать, что Лис имел в виду приобретение опыта в противостоянии извращенским тентаклям, если вдруг призыв начнёт буйствовать. Перспектива была крайне неприятной, поэтому блондин продолжил наблюдать за страданиями шаринганистого.

— Во имя всех извращений… — раздался внизу знакомый голос и Наруто, опустив взгляд, увидел приближающегося к его дереву Джирайю, несущего на одном плече тушку Саске, а на втором какую-то бабу. — Что ж творится-то, да ещё и без меня?

Обрисовывать ситуацию взялся, как ни странно, напарник Итачи, изредка прерывая рассказ истеричными смешками. Наруто лишь пару раз внёс свои комментарии, чтобы картина происходящего была более полной.

— Это нужно донести до читателей… — пробормотал извращенец, скидывая обе тушки под дерево и доставая блокнот, после чего уселся на Саске, переложил себе на колени неизвестно где подцепленную девушку и пристроил у неё на спине блокнот, в котором принялся конспектировать происходящее. Действия саннина общественностью были проигнорированы, так как противостояние внезапно перешло на новый уровень.

Шаринганистый, видимо, решил вспомнить, что он нукенин S-ранга, да и вообще, в свое время вырезал целый клан в гордом одиночестве и потому просто не может вот так легко отдаться на милость тентаклям. Вокруг Учихи начал формироваться желтый скелет из чакры, который начал споро обрастать доспехами, а в одной из рук появилась бутылка. Наруто было удивился, зафиг у такой масштабной техники бутылка с выпивкой, как воин из чакры вытащил из той меч.

— Офигеть, у него есть чувство юмора… — озадаченно пробормотал блондин, сравнивая двух братьев с учетом новой информации.

Тем временем Аравеску совершенно не понравилась очередная попытка Учихи сбежать и часть щупалец устремилась к новой помехе на пути его воссоединения с длинноволосым брюнетом, начавшей махать мечом, перерубая тентакли в намерении освободить своего создателя.

К удивлению Наруто, к ярости Лиса и к полной печали Аравеска, ни одна попытка тентаклей не увенчалась успехом. Щупальца обрубались одно за другим и их количество, несмотря на невероятную регенерацию, медленно сокращалось. Почуявший вкус свободы Итачи маньячно ржал, вздрагивал исполняющий роль подушки Саске, видимо, смотрел кошмары, навеянные этим ржачем, что-то жрал Кисаме, а Джирайя лихорадочно строчил в блокноте, бормоча что-то о буклетах про борьбу с тентаклями. Заглядывающий с дерева в блокнот Наруто быстро понял, что подобная техника борьбы пригодна лишь для Учих, а значит, бесполезна и продаваться не будет, о чем тут же сообщил извращенцу, который с горестным видом принялся наблюдать за освобождением Итачи.

Желанная свобода для Учихи была все ближе, а глаза Аравеска наливались слезами. Все. Рыдал и главный глаз, и множество мелких, расположенных на тентаклях. Этого зрелища Узумаки уже не вынес и, радуясь завершению представления, пробормотал:

— Аравеск, давай домой…

URL
2017-05-06 в 08:15 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 2


— Аааа, да успокойся ты! Что он, единственный брюнет на всю страну Огня, что ли? Не топи меня в слезах, я слишком молод, чтобы так стремно умереть!

Учиха Итачи благополучно удрал от Аравеска, ввергнув призыв Узумаки в жесточайшую депрессию. Уходить к себе глазастик отказывался и блондину приходилось его успокаивать. Вообще, если говорить начистоту, у Наруто уже появились мысли, как добиться как и большей послушности призыва, так и повышения его боевых навыков.

— Обещаю тебе, как только я снова встречу этого Учиху, я снова призову тебя, сразу же, невзирая на грядущие разрушения и все такое прочее! И вообще, посмотри туда, — Наруто ткнул пальцем во все еще бессознательную тушку сокомандника. — Это младший брат сбежавшего. Подрастет, заставим волосы отрастить и будет тебе длинноволосый Учиха. Да и вообще, у вражеских шиноби тоже брюнетов хватает… — говоря эти слова, Узумаки вспоминал Орочимару, который тоже подходил под пристрастия Аравеска. Надо будет их непременно познакомить при случае, решил парень и продолжил вести разговор со всегда молчащей призывной тварюшкой.

Отправив наконец-то глазастую тентаклю домой под недовольный бубнеж Лиса, которого обломали с «шикарным зрелищем справедливого возмездия хотя бы одному Учихе», Наруто направился к Извращенцу. Следовало узнать, что они будут делать с тушкой глазастика и что старикану вообще удалось выяснить.


***


После встречи со старшим Учихой и его ручной рыбой путешествие Наруто и его наставника-извращенца продолжилось. Но не сразу… Сначала с трудом выпроводили Аравеска туда, откуда он пришел, потом долго думали, что делать с Саске, потом получали эстетический шок от вида Гая и его костюма, а после выпроваживали уже этого зеленого монстра в Коноху, нагрузив его полумертвой тушкой Учихи.

Когда все проблемы были улажены, Узумаки и Джирайя отправились в путь, большую часть которого джинчурики строил коварные планы того, как бы спереть и понадежнее запрятать блокнот, куда старикан записал свои впечатления от встречи Итачи и призыва Наруто и в который постоянно залипал с самым блаженным видом. Это залипание, по мнению самого блондина, отвлекало изврата от его тренировок, которые не зашли дальше обещания научить Наруто наикрутейшей технике, которая может не только одолеть противника, но и оставить какую-нибудь куноичи без одежды. Как понял блондин, техника просто разрывала все на своём пути в хлам. Наруто был свято уверен, что изобрел её сам отшельник, пока тот не сказал, что техника — творение самого Четвёртого, который ранее в подобных извращениях никогда не подозревался. Мир юного шиноби пошатнулся, заставив Узумаки задуматься о знакомых ему лично шиноби в попытке понять, кто еще может оказаться скрытым извращенцем.

О самом Джирайе можно было даже не задумываться — автор эро-книжек и вуайерист с многолетним стажем просто не мог не быть извращенцем. Так же в извращенцы был посмертно зачислен и покойный Третий, равно как и все прочие жертвы его секретной техники. А вот дальше уже шел разброс… Какаши, поклонник творчества Джирайи, тоже мог именоваться извращенцем со стажем, но вот что настораживало Наруто: если Джирайя писал книги и подглядывал, а Какаши эти книги читал и… Разум спешно переключился на недавно встреченных нукенинов, спасая мозг от перегруза, который чуть было не вызвала попытка представить, как Хатаке под хенге проникает в баню вместе с женщинами. Рыбовидный нукенин был крайне подозрительно оттенка и, вдобавок, напарником чуть было не вступившего в отношения с тентаклями Учихи, так что оба были так же причислены к извращенцам. Вообще, извращенцев вокруг было реально много и сам Наруто тоже не был исключением — со своей излюбленной техникой Гарема и призывом. В особенности с призывом.

— Эй, старик, а куда мы вообще тащимся? — окликнул спутника Узумаки, решив отвлечься от размышлений.

— Мы идем в Танзаку — как я смог разузнать, Цунаде собиралась направиться именно туда. Там много различных казино, так что принцесса еще не должна была успеть проиграться во всех. Во всяком случае, я на это надеюсь.

В течение всего путешествия к Танзаку Наруто старика почти не видел. Тот, как и положено всякому извращенному отшельнику, ходил по увеселительным заведениям, особое внимание уделяя кварталам красных фонарей. Собственно, объявлялся он лишь для того, чтобы всучить Узумаки очередную партию шаров, с которыми ему предстояло зверски расправиться в ходе тренировок, что мальчик и делал, зачастую представляя на месте шаров голову извращенца. Наверное, такие фантазии послужили хорошим стимулом, так как к концу путешествия технику Наруто почти освоил…

Танзаку путников не поразил ничем. Обычный туристический городишко, способный поразить лишь любителей азартных игр, к коим Наруто относил себя слабо. А вот Джирайя был явно в восторге и уже косился на кошелёк джинчурики жадным взглядом, от чего побледнел не только Наруто, но и, кажется, сам кошелёк…

— Старикан, тебе религия не позволяет жаб потрошить! — завопил Узумаки, спасая от загребущих рук изврата маленькую зеленую жабку, в которой хранились его не шибко многочисленные деньги. — Пошли лучше искать эту Цунаде! Кстати… А как она вообще выглядит? Небось старуха какая-нибудь?

— Чегооо?! — оскорблено взвыл извращенный отшельник, забыв даже о попытках незаметно умыкнуть кошелек у блондина. — Ее грудь просто божественна! То есть она вся божественна, но грудь в особенности!

Мозг у Наруто переклинило вот уже в который раз за последние дни, когда он представил старуху — ровесницу Орочимару и Джирайи — с восьмым размером груди (иначе с чего бы старикану чуть ли не слюни пускать?). Сочетание было просто убийственным…

Наруто, конечно же, ожидал, что поиски Цунаде будут сложными. Они просто не могли быть иными, учитывая то, как описывал извращенец эту женщину. Ожидания Узумаки не обманули…

Первые три раза ему было даже несколько забавно наблюдать за тем, как Джирайя пытается в различных игорных заведениях объяснить, что ищет молодящуюся старуху с нереально огромной грудью. Причём размер груди он сначала пытался обрисовать руками, а позже приспособил для этого невесть где украденные дыни, упорно игнорируя намеки джинчурики на то, что можно просто использовать хенге. То ли маразм проснулся, то ли сам процесс объяснений доставлял… Ещё забавнее было наблюдать самую, что ни на есть, серьёзную обиду старика, когда опрашиваемые люди начинали утверждать, что описываемого размера груди просто не существует. Драк удавалось избежать, но лишь до тех пор, пока парочку не начали посылать на поиски в квартал красных фонарей, что, вспоминая об описании Цунаде Джирайей, было не удивительно.

В общем, день для Наруто выдался невероятно тяжёлым. Единственным утешающим фактором было то, что пока изврат исхищрялся в опросах, блондин успевал пару раз сыграть, при этом мухлюя напропалую, на что никто не обращал внимания, отвлекшись на изображающего молодящуюся старушку Джирайю. Изображал он, кстати, талантливо… Впрочем, больше всего грела душу подвернувшаяся возможность заработать, не облагаемая конохскими налогами.

Кстати о деньгах…

— Стариииик! Уже вечер, пошли уже куда-нибудь завалимся поесть! — завопил Узумаки, нарезая круги вокруг извращенца. — Один фиг старушку мы так и не нашли, давай хоть поедим, а то за весь день ни рисового зернышка во рту не было!

— Аааа, ёкаи с тобой, пошли! — не выдержал нытья блондина саннин, а затем ткнул в вывеску ближайшего ресторана: — Вот сюда пойдем.

— Я займу столик и сделаю заказ, — просиял Наруто, рванув на встречу со своей мечтой — огромной тарелкой с едой. Изврат последовал за ним…

Внутри ресторана было тихо и малолюдно — занятым оказался только один столик, за которым сидели две женщины возраста той скудно одетой извращенки в стремном плаще без пуговиц и молнии. У каждой была особая примета — и если у брюнетки эта было ручная свинья с бусами (запас еды на черный день?), то у блондинки этой самой приметой была грудь размером с те дыни, с которыми носился впавший в актерский раж Джирайя.

Завидев эту самую грудь, блондин удивленно присвистнул, только сейчас поверив изврату, что подобное реально существует. Все же, несмотря на богатый опыт подглядываний, такого Наруто видеть не доводилось…

Свист, очевидно, привлек внимание обладательницы невероятно большой груди, так как та тут же посмотрела на блондина, после за его спину, а уже потом раздался громкий вопль…

— Какого хрена ты-то здесь забыл, пошляк?!

— Цунаде?! — обернувшийся Наруто увидел изврата, пребывающего в шоке настолько сильном, что сейчас мял спрятанные под рубахой несчастные дыни, что выглядело крайне двусмысленно.

— Старик… — Удзумаки красноречиво посмотрел на действия изврата. Опомнившись, Джирайя тут же вытащил затисканные дыни и, выдавив заискивающую улыбку, произнёс:

— Цунаде, дыньки хочешь?

URL
2017-05-06 в 08:15 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Интерлюдия

Время — несколько часов после встречи джинчурики девятихвостого и сотрудников организации Акацуки.

Место — тайная база Учихи Обито, известного в узких уголовных кругах шиноби S-ранга под кличкой «Тоби».

Происходящее — только что Зецу, штатный шпион и «уборщик» организации, завершил подробнейший доклад о встрече Хошигаке Кисаме и Учихи Итачи, сотрудников организации и шиноби S-ранга, с джинчурики девятихвостого демона-лиса, генином Узумаки Наруто. Особенно много внимания обладатель раздвоения личности уделил призыву джинчурики и его… кхм… общению с Учихой Итачи.

— Словом, Итачи удалось сыграть на неожиданности и сбежать, но мы уверены, что этот… это непонятное нам существо учтет свои ошибки и во второй раз Учихе не повезет, — завершил доклад истерично хихикающий на два лада Зецу, заставляя Обито подозревать, что шпион на обратном пути завернул в Кусу и спер там немного их особой травы. Ничем иным это просто не объяснить…

— Передай Пэйну, чтобы он вызвал этого героя-любовника с напарником на доклад и выяснил все подробности. В особенности меня интересует, чем же Итачи привлек это существо.

Дождавшись кивка подчиненного, Обито махнул рукой, показывая, что больше Зецу здесь не держит, и отвернулся, напряженно размышляя о том, что если странный призыв так реагирует на шаринган, то и он находится в зоне риска.

— За девятихвостым Итачи не посылать, — еще раз напомнил сам себе Тоби, пошкребывая ногтем маску. — А то не отобьется еще, что с нашей репутацией тогда будет-то?..



Ужин проходил почти в семейной обстановке. Шизуне, как оказалось, именно так зовут владелицу свиньи, мирно поглаживала эту самую свинью, в ужасе наблюдающую, как Узумаки поглощает мясо её сородичей. Цунаде сверлила взглядом Джирайю, который, забившись в угол, тихо жрал дыню. Да-да, одну из тех двух дынь, что ранее служили макетом груди великой куноичи. Дыни, кстати, были поделены на части весьма своеобразным способом, то есть незатейливо разбиты о голову изврата. Как показалось Наруто, Цунаде либо не любила дыни, либо её не устроило качество макета собственной груди. Ну или это была милая традиция Великой троицы Конохи: при встрече разбивать попадающиеся под руку предметы о голову жабьего отшельника, которого джинчурики уже мысленно называл бабьим отшельником. Традиция, кстати, показалась Наруто вполне неплохой и даже если оной не существовало, он готов был начать приводить её в жизнь…

— Ну и зачем ты меня искал? — мрачно поинтересовалась ирьенин. — Тем более столь экстравагантным методом. Неужели маразм пришёл раньше положенного, что ты даже не подумал о хенге? Впрочем, не удивлюсь, если так ты решил опробовать очередной бред для своих извращенских книжонок.

— Я, знаешь ли, хоть своего возраста не стыжусь… — оскорбленно пробубнил Джирайя.

На лице куноичи явственно проявилось сожаление о том, что она уже успела разбить о голову изврата обе дыни…

— Бабуля, утихомирься! — впервые за вечер встрял в разговор Наруто, благо еда уже закончилась. Точнее, потому и встрял, что все съел. — Ты нам нужна как профессионал от медицины и тому прочее.

От нанесения тяжких телесных повреждений джинчурики спас Джирайя, хоть Наруто и был готов рискнуть своей тушкой и позволить побагровевшей от злости Цунаде его немного побить — он уже даже успел составить небольшой план, который при успехе позволил бы ему понять, настоящая ли грудь у Великой Неудачницы или там какое-то хитровывернутое дзюцу. Нууу… не то чтобы он что-то понял, но пощупать один фиг был не прочь. Да и старикана этим подразнить было бы забавно, но…

— Цунаде! Старпер внезапно помер прямо во время исполнения служебных обязанностей от руки нашего ушедшего по неправильному пути былого сокомандника! А ведь я всегда говорил, что его визиты в морг ни к чему хорошему не приведут! Хотя я ж не об этом… Цунаде, Коноха отправила меня на твои поиски, чтобы впихнуть, ой, то есть предложить тебе пост Пятого Хокаге! Ты обязана согласиться! Иначе Пятым назначат меня и прости прощай сбор материалов и написание новых книг!

— Так ты, скотина такая, позорил моё имя гребаными дынями, чтобы впихнуть мне дебильный пост Хокаге?! — рявкнула претендентка на этот самый пост. — А не пойти ли тебе на… горячие источники утопиться?!

— Эй, бабуль, вот не надо так! — оскорбился уже Наруто. — Вкусные дыни! И пост не дебильный! Я, понимаешь ли, мечтаю его получить, а тут какая-то бабка говорит, что пост дебильный! Да сама ты…

В этот момент рот Наруто закрыл рукой Джирайя, с каким-то священным ужасом взирающий на то, как треснул под слабым ударом ирьенина стол.

— Я. Не. Старуха!!! — мрачно произнесла ста… девушка.

— Ну да, а я тогда Пятый Хокаге! — скептически произнёс блондин. — Тащите свой седьмой размер в Коноху, вас заждались наши задохлики!

— Шкет, да ты ослеп! — оживился Джирайя, фонтанируя праведным гневом: — Это же божественный восьмой размер!

— Убью обоих, — задушевным тоном пообещала Сенджу, окончательно доломав стол.

— Только после инаугурации, бабуля, — мигом среагировал Узумаки, поняв, что вот он, шанс подловить бабку на слово.

— После инаугурации я убью толпу народа, начиная с вас двоих! — рявкнула доведенная Цунаде, после чего схватила с соседнего столика бутылку саке. — Идите оба нафиг, я еще не дала согласия на эту проклятую должность!

— А когда дадите? — отстранено поинтересовался Узумаки, завороженный призывными колыханиями груди ирьенина.

— Дня через два — и это только если вы двое разберетесь с моими кредиторами, — коварно ухмыльнулась Сенджу.

— Цунаде, ты с ума сошла?! — в ужасе воскликнул Джирайя. — Да у тебя кредиторов больше, чем населения в Конохе!

— Ничего не знаю, сам понимаешь, если я стану Хокаге, то как-то нехорошо выйдет. Такая почтенная личность и в должниках у стольких людей… — покачала головой ирьенин, изображая скорбь.

— Да она офигела, изврат, — заявил Узумаки. — Эй ты, бабуль, мы не будем выплачивать твои долги! Сама проигралась, ну и кто тебе лекарь?!

— Обнаглел, мальчишка? — мрачно процедила женщина, отставляя чашку с саке. — Вам приспичило затащить меня на пост Хокаге, вот и разбирайтесь.

— Вот ещё! Да зачем вообще такая Хокаге? Ты даже не можешь признать, что ты неудачница!

После этих слов раздался синхронный вздох Джирайи и Шизуне, впрочем, заглушенный треском все же сломанного стола.

— Я не неудачница!

— Ками-сама, да даже я за этот день выиграл половину месячной зарплаты! — воскликнул Наруто.

— Серьёзно?.. — тут же заинтересовался изврат, взглядом ища кошелёк блондина.

— Вот чёрт…

Дальше последовала затяжная попытка спасти жабу-кошелек от Джирайи, который, вопия о том, что, дескать, он — жабий отшельник и просто обязан принять эту обеспеченную жабку под свое покровительство, под заливистый хохот Цунаде, оценившей негаданное представление. На лицах ее спутницы и свина охренение становилось все сильнее…

В итоге вечер закончился тем, что Цунаде взяла несколько дней на подумать о тщетности бытия, кредиторах и становлении Пятой Хокаге под мрачные взгляды притихших Наруто и изврата, которые прекрасно поняли повторный намек на кредиторов.

Следующие несколько дней прошли для саннина и его подопечного до отвращения однообразно: они метались по городу, разыскивали кредиторов Сенджу и с милыми улыбками людей, задолбанных в край всем и вся, предлагали тем выбрать простить долги Цунаде или стать трупом. Кредиторов, как уже было сказано, было реально много, а времени — катастрофически мало. Неизвестно, сколько бы еще продолжалось подобное времяпровождение, но одним утром…

— Изврат, бабка пропала!

URL
2017-05-06 в 08:16 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 3


Цунаде мрачно втыкала на своего бывшего сокомандника, он же Орочимару, он же змей-переросток. Саннин в свою очередь втыкал на нее, предусмотрительно отгородившись своим помощником, и из-за его спины вещал о необходимости помощи сокомандникам, аргументируя эту необходимость тем, что когда-то они неплохо общались и отлично бухали, разнося забегаловки Конохи в хлам. Куноичи речами проникаться не хотела и уже подумывала добить Орочимару, чтобы тот не страдал без рук и от своего маразма, как тот выдвинул предложение, отказаться от которого было не невозможно, но сложновато.

— Цунаде, будь человеком! — недовольно воскликнул отступник. — Ладно, не хочешь бесплатно, я могу и заплатить!

— Сколько?! — мгновенно заинтересовалась женщина, уже подумывая за помощь вытрясти с бывшего напарника оплату всех её долгов, так как сильно сомневалась, что извращенцу с его мелким протеже удастся разобраться со всеми её кредиторами. — Учти, если сумма маленькая, то хрен тебе!

— Кх… — поперхнулся змеиный саннин, после чего начал бормотать что-то о воскрешении из мёртвых и том, что его предложение гораздо лучше денег, из чего ирьенин сделала вывод, что Орочимару, как обычно, бомжует и денег у него нет.

— Все с тобой ясно… — вздохнула Цунаде, уже готовясь размазать мужчину по стене вместе с его учеником.

— Э-эй, стой! Любые деньги! — мгновенно согласился Орочимару.

— Отлично! Сначала вылечу одну руку, вторую после оплаты! — воодушевленно произнесла женщина, подмечая, как недовольно скуксился саннин.

Однако, несмотря на недовольство, шиноби все же подошёл к ней, следом за ним семенил очкарик, явно надеясь подсмотреть технику Цунаде. Женщина на это лишь усмехнулась и приготовилась лечить левую руку, как снаряд класса "воздух-земля" оранжевого цвета сбил Орочимару с ног, при этом что-то дико вопя…

— Бабка! Мы, значит, бегаем, твоим кредиторам угрожаем, а ты со змеюкой уговариваешься?!!! — заорал с новой силой Наруто, когда поднялся на ноги и увидел, на кого он приземлился. — Я отомщу тебе за Лес Смерти, гад! — продолжил орать Узумаки, уже складывая печати для необходимого сейчас дзюцу.

— Нееееет, шкет, не смееееей!.. — орал стремительно сближающейся с группой из пяти шиноби Джирайя, но опоздал. Да и не остановился бы Узумаки — когда бы ему еще представилась возможность: а) отомстить за встречу на втором этапе экзамена; б) отомстить за срыв третьего этапа этого самого экзамена; в) отомстить за старика Третьего; г) отомстить за то, что из-за убийства змеиным саннином Хокаге обломался шанс уйти на повышение; и пусть пункт «д» не включал в себя слово «отомстить», но поднять настроение Аравеску тоже было благим делом. Словом, крутой мститель в Конохе именно что Узумаки Наруто, а Учиха Саске это так, жалкий неудачник и подражатель.

— ПРИЗЫВ!!!

Два саннина с учениками, бывшими не в теме уникального призыва джинчурики, озадаченно смотрели на блондина. Призывная тварюшка не появилась.

— Кажется, кого-то проигнорировали, — блеснул очками Кабуто.

— Не туда смотришь, болван, — отмахнулся Наруто, после чего указал в небо.

А тем временем в безоблачном голубом небе появилось уже знакомое завихрение, из центра которого выглянул печальный глаз. Но, как Узумаки и ожидал, печальным он оставался ровно до того момента, когда, найдя взглядом контрактора, увидел того стоящим рядом с ошарашенным Орочимару и указывающим на того со словами: «Это — враг».

— Прости меня, Орочимару, если, конечно, сможешь… — пафосно начал Джирайя (как многоопытный шиноби, он просто не мог не заметить восторженного взгляда Аравеска), но тут же сам разрушил все впечатление, доставая блокнот и ручку, — …я просто обязан увековечить происходящее для читателей! Пожалуй, я назову новую книгу «Ужас и наслаждение»…

Дальнейшие события Наруто звучно обозвал Противостоянием двух тентаклиевых гигантов. У Орочимару тентаклей хоть и не было, но их роль вполне неплохо выполняли змеи, которых он то призывал, то превращал в них свои руки, то ещё что-то. Аравеск после первой же техники, использованной змеиным саннином, начал биться в экстазе и пустил слезу умиления, на краткий момент даже прекратив тянуть к жертве свои щупальца. Шанс сбежать для отступника был идеальный, но на тот момент мужчина ещё был наивно уверен, что сможет одолеть непонятный призыв. Когда же эта уверенность поколебалась, было уже поздно…

Гвоздь в крышку своего гроба саннин забил, когда явил миру свой змеиный язык. Аравеск явно впечатлился и усилил свой напор…

— Ками-сама… — бормотала рядом с Наруто Цунаде, в шоке наблюдая за происходящим. — Я же вчера не пила…

— Я вообще не пью… — пробормотал в ответ примазавшийся к компании Кабуто, здраво решив, что от его помощи саннину проку будет мало, а вот самому можно и пострадать. — Похоже, оно настоящее…

— Судя по воплям Орочимару, даже очень! — воодушевленно воскликнул Джирайя, продолжая что-то записывать в своём блокноте.

Смотря на довольного старика, Узумаки начал подозревать, что скоро рынок наводнят новые шедевры от извращенца с весьма сомнительным содержанием, пропагандирующие тентакли и нетрадиционные отношения.

— Техника призыва! — раздался вопль Орочимару и перед Аравеском возникла гигантская змея, призванная, видимо, спасти своего владельца от всяких извращений. Со своей задачей змея справилась фигово, так как едва увидев противника, рухнула в обморок.

— Какая наивность… Да при виде Аравеска Однохвостый в обморок упал, а этот старикан на свою змеюку надеялся, — прокомментировал происходящее Узумаки, наблюдая за тем, как многоглазые щупальца постепенно отвоевывают для себя пространство рядом с саннином.

— Где этот призыв вообще раскопал? — поинтересовалась у него будущая Хокаге.

— Изврат притащил старый свиток из мира жаб. Сказал, что это Великий Свиток Запретного Призыва, который призывает неведомую фигню. А неведомую потому, что не нашлось ни одного идиота, который бы решил его подписать своей кровью.

— Как самокритично, — поправил очки Кабуто.

— Очкарик, у тебя есть призыв, способный довести до обморока биджу и без проблем навалять шиноби S-ранга? Завидуй молча!

— Он все еще, как ты выразился, не навалял, Орочимару-саме, — вновь блеснул стеклами очкарик.

— Так он Аравеску живьем нужен, — мерзко захихикал что-то строчащий Джирайя. Кажется, жабий саннин получил мощнейшую дозу вдохновения. — Сначала Итачи, теперь Орочимару… Но Учихе сбежать удалось, а с Орочи этот глазастик учтет собственные ошибки.

— Как мне кажется, мы его теряем… — обеспокоенно произнесла Цунаде после десяти минут борьбы Орочимару и Аравеска. Первый явно проигрывал: змеиный саннин обхватил руками и ногами одно из щупалец, на что призыв Наруто взирал с крайне задумчивым и недоумевающим видом. Как он смог изобразить эти эмоции, оставалось загадкой, но они улавливались вполне явственно.

— Я уверен, что это часть его плана… — неуверенно пробормотал Кабуто, забыв даже сверкнуть стеклами очков.

Узумаки с очкариком был согласен. Он был просто уверен в том, что Орочимару прилепился к тентакле из-за того, что так становился менее досягаем для Аравеска, который начал уже растерянно трясти захваченным щупальцем и тыкать в саннина другим.

— Как бы там ни было, я набрал материала уже на несколько порно-сцен! — радостно изрек Джирайя и любопытный Наруто не смог удержаться от того, чтобы заглянуть в блокнот наставника. Он сразу же понял, что сделать это следовало намного раньше, так как извращенец умудрялся не только записывать, но и зарисовывать происходящее небольшими набросками.

— Старик, а если ты сделаешь книгу с иллюстрациями, прибыль будет в два раза больше… — протянул Наруто. — Требую двадцать процентов за идею!

— Да ты офигел, шкет! Десять и ни процентом больше!

— Ты покушался на мой кошелек, изврат! Нанес ему моральную травму! Двадцать я сказал!

— Десять!

— Двадцать! И вообще, радуйся, что я не требую половину — призыв-то мой!

— Десять! И это я принес тебе этот свиток! Ты вообще мог бы жаб призывать!

— Двадцать! И…

— ИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!!!

Спорщики резко вернулись к просмотру происходящего и тут же поняли, что пока они делили прибыль от будущей книги Джирайи, Орочимару каким-то образом удалось отскочить от Аравеска, а дальше его шуншином упер не растерявшийся Кабуто.

— Сволочь! — синхронно выпалили учитель и ученик, один из которых горестно потрясал блокнотом с набросками, а второй обреченно смотрел на огорченный призыв, от которого за эту неделю сбежал уже второй длинноволосый брюнет…

URL
2017-05-06 в 08:16 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***


Обратный путь в Коноху был далеко не таким эпичным, как ожидал Наруто. По его мнению, в деревню они должны были возвращаться с триумфом, собирая налог со всех встречных за возможность глянуть сразу на двух придурковатых саннинов. Во время битвы Аравеска и Орочимару была надежда нажиться на платном показе сразу всей Великой Троицы, но и тут вышел облом.

Дорога была крайне скучной, так как Джирайя залип в своём блокноте и чему-либо обучать блондина не собирался, разве что иногда требовал, чтобы тот дал оценку его творческим потугам.

Цунаде всю дорогу хлестала саке, которое доставала из складок своей одежды, одежды Шизуне, которая от такого была в явном шоке, и даже из кошелька Узумаки. Когда в кошелёк была спрятана бутылка, Наруто так и не понял, также как и то, как Цунаде вообще умудрилась это проделать, ведь генин даже спал в обнимку с лягушонком.

Шизуне была занята своей свиньёй, на которую то и дело бросал голодные взгляды блондин. Это, впрочем, долго не продлилось, так как после встречи с Арой у несчастного Тон-Тона начали сдавать нервы и тот сильно сбавил в весе, из-за чего его пищевая привлекательность резко снизилась.

Вспомнив об Аравеске, Наруто споткнулся на ровной тропе, тут же заслужив смешок Цунаде. А воспоминания были те ещё, так как угомонить разочарованного потерей очередной жертвы монстра оказалось совсем не просто. Даже предложение перекрасить в чёрный цвет изращенного отшельника не возымело эффекта, только Джирайя обиделся. Однако призыв все же успокоился после демонстрации расенгана, которым Узумаки так и не удалось выпендриться в бою, и обещания, что в следующий раз жертву Аравеску будут ловить всей деревней, дабы ужасный монстр в своём горе не раздавил что-нибудь тентаклями…


Интерлюдия

Где-то.

Когда-то.

Кто-то.

— Сасори, так что там у тебя такого срочного?

— Я получил отчет от своего шпиона, внедренного к Орочимару. Во-первых, наш змеиный друг не смог уговорить Сенджу вылечить ему руки…

— Хреново уговаривал.

— Во-вторых… — марионеточник сделал вид, что ничего не заметил, но зарубку на памяти сделал, — …он сражался с каким-то странным призывом, имеющим фиолетовое тело неопределенной формы, огромный глаз с вертикальным зрачком и глазастые щупальца…

Со стороны стоящего рядом со стеной Кисаме донесся нервный смех, который сменился возгласом «Итачи-сан!», когда стоявший рядом нукенин Конохи рухнул на пол.

— …Как выяснилось, этот призыв неизвестного существа носит имя «Аравеск» и питает слабость к брюнетам с длинными волосами. К сожалению или к счастью, но Орочимару удалось удрать. Правда, даже произошедшего вполне хватило Жабьему отшельнику, чтобы сделать набросок для своей новой книги…

— Надо будет купить и подарить Учихе — чтобы знал, что ему в случае чего ожидать.

— Тоби бы не захотел такое читать…

— А зря! Ты вон тоже брюнет, вдруг эта неведомая хрень и за короткостриженных возьмется?..



Возвращение в Коноху эпичным тоже не было. Ниндзя не встречала толпа радостных жителей, никто не восторгался… В общем, Наруто был глубоко разочарован, учитывая ещё и то, что сразу после возвращения Джирайя кинулся в ближайший магазин с порно-журналами, видимо, искать вдохновение, а ученика с собой брать отказался. Цунаде сразу же утащила её ученица в больницу, игнорируя вопли будущей Хокаге о том, что та обязана совершить тур по святым местам. Как понял Узумаки, святыми местами являлись кабаки…

Блондин остался совершенно один и, не зная чем себя занять, тоскливо пошёл бродить по деревне, надеясь найти хоть какое-то занятие, так как навещать Саске в больнице не было особого желания, хоть того и требовал долг товарища. И вообще, Учиха сам виноват, что туда загремел!

Мысли об Учихе, однако, оказались полезны, так как Наруто сразу вспомнил обещание Аравеску. Нужно было составить список всех брюнетов Конохи с хоть сколько-нибудь длинными волосами. И первым делом отправиться в квартал клана Хьюга…

«Хьюг можно почти полным составом записывать, — довольно подумал Наруто, когда его турнули из квартала обладателей бьякугана. — Кто у нас там еще брюнеты? Шикамару, вроде бы? Но у него волосы не шибко длинные, так что Нара будет запасным вариантом…»

Поднявшись с земли и отряхнувшись, Наруто решил, что следует перекусить и отправиться ловить Изврата, а затем бабку — или сразу бабку, минуя стадию поисков Джирайи по кустам возле купален, чтобы узнать, излечим ли Учиха после общения со старшим братом и нельзя ли ему подлить какую-нибудь фигню, чтобы у Саске волосы побыстрее отрасли. С поисками кандидатов в поощрение Аравеску Узумаки решил погодить — Хьюг много, длинные волосы у них — клановый фетиш, так что раза на три-четыре точно хватит.

URL
2017-06-07 в 13:41 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 4


— Итак, дорогой мой друг! — вещала Цунаде, с каким-то предвкушением смотря на Джирайю. У извращенца от подобной фразы и выражения лица Хокаге возникало крайне дурное предчувствие и желание спрятаться хотя бы за спину Наруто, но тот нагло прятался за его собственной спиной и вылезать оттуда не намеревался. Узумаки же хоть и было жалко старика, но себя было жальче ещё больше — он был уверен, что призыв Аравеска в квартале Хьюг ему так просто не простят. Хоть Ара и не успел чего-то натворить, психическую травму глазастым он оставил не слабую.

— Цунаде, я не хотел за ними подглядывать! — внезапно воскликнул не выдержавший отшельник. — Я мимо сауны просто проходил! А дыра в стене там ещё до меня была!

— Вообще, я вызвала тебя по другому поводу… Но это мне тоже очень интересно, рассказывай! — в кабинете пятой явственно сгустилась Ки. Наруто нервно вздрогнул и в то же время вздохнул с облегчением, понимая, что сегодня огребать будет Джирайя.

— Эм… Не поэтому? — пробормотал отшельник. — Хм… Ну да, я мимо проходил! Так чего ты хотела-то?

— Не думай, что я про это забуду, — мрачно изрекла Хокаге. — Так вот! А не пойти ли вам с Наруто… куда подальше от деревни?

— То есть? — выглянул из укрытия удивленный блондин. Не было похоже, что их собрались выгнать из деревни, но для поручения миссии начало было несколько странным.

— То и есть… — вздохнула Цунаде. — У меня в медпункте, понимаешь ли, толпа агрессивно настроенных по отношению к тебе Хьюг, утверждающих, что их благородный клан ещё не знал такого позора и смыть его можно лишь кровью. Кровью твоей, как ты уже понял, и твоего призывного фаната камасутры…

— Оу… — выдохнул Узумаки, прекрасно понимая истерику Хьюг. Далеко не каждый день все же имеешь возможность посмотреть на любующегося тобой Аравеска, радостно вопящего и не сводящего с тебя взгляд многочисленных глаз. — Когда выдвигаться?

— До того как Хьюга покинут лазарет, — кратко ответила Хокаге.

— Тогда мы пошли, бабуля, — Наруто потянул за собой Джирайю. — Пошли, изврат, нам пора выдвигаться на следующую последовательность выходов: кабинет Хокаге, резиденция Хокаге, ворота Конохи. Один фиг мы оба все ценное и важное с собой носим, так что можем валить прямо сейчас!

— С каких это пор в число самого ценного входят клей, черная краска для волос и длинный черный парик? — скептически осведомился саннин, прекрасно знающий, что лежит в небольшой такой оранжевой сумке через плечо, которой Узумаки обзавелся совсем недавно и с тех пор с ней не расставался.

— Мой призыв должен быть эффективен, даже если противник не Итачи или Орочимару!

— Ты псих, шкет, — категорично заявил Джирайя.

— А ты лицемер, старикан. Не ты ли мне хвастался набросками новой книги, где даже соответствующие картинки будут? — огрызнулся Узумаки, который, как и Джирайя, уже успел благополучно забыть, что они препираются в кабинете Хокаге в присутствии самой Хокаге.

Извращенец мерзко захихикал.

— Я не просто включил иллюстрации в новый роман, шкет, я еще и отправлю один из подписанных экземпляров Орочимару!

— Да он это сожжет, не открывая! — отмахнулся Наруто, выходя из кабинета Хокаге.

— Ээ, нет! — гаденько захихикал Джирайя, идя следом за генином. — Книга будет защищена особыми дзюцу и при попытке уничтожения будет появляться гендзюцу твоего питомца! И выбросить он ее тоже не сможет, кстати!

— Жестоко… — пробормотал Наруто, решив не огорчать старика словами о том, что змеиный саннин может просто убрать книгу с глаз долой и не трогать. Впрочем, отшельник мог и этот вариант предусмотреть…

Оставшуюся дорогу до врат Конохи оба ниндзя проделали в молчании, лишь у самых ворот Узумаки тоскливо вздохнул, вспомнив, как обливался здесь слезами Аравеск, когда поганец Саске сбежал из деревни. Как подозревал Наруто, его призыв как раз был одной из причин, по которым Учиха кинул родную деревню. Правда, сбегать от одного извращенца к другому (в извращенистости Орочимару джинчурики даже не сомневался!) было несколько странно…

Пропажу Учихи обнаружили не сразу — сокомандник, которого Узумаки планировал напоить стимулятором для ускоренного роста волос — после излечения от встречи с братом радикальными методами от Цунаде Сенджу (Наруто сразу пообещал не доводить себя до подобного состояния, от греха подальше, а то лечение и не пережить можно будет) залег на дно, запершись у себя в доме и покидая тот только когда у него заканчивались продукты. Причиной этому служили активизировавшиеся фанатки брюнета, взявшие его дом в осаду, так что никто из долго не видевших Учиху этим фактом не заморачивался, прекрасно понимая, что шаринганистый боится посягательств на собственное тело.

Короче, тревогу забили не сразу, а только после того как Сакура и Ино, негласные лидеры фан-клуба последнего конохского Учихи, обеспокоились тем, что их кумир давно уже не прорывался боем обратно домой нагруженный продуктами, мешающими ему отпихивать желающих проскользнуть мимо него в дом девчонок. Да и то из-за призыва Аравеска, посреди кланового квартала Хьюг, который произвел мощный поражающий эффект, сравнимый с дзюцу SS ранга и потому Хокаге было… несколько не до двух девчонок, притащившихся причитать о пропаже кумира, ведь вокруг было дофига морально пострадавших Хьюг, сам Аравеск, явно не знающий, к какому из длинноволосых брюнетов протянуть щупальца в первую очередь, сам Наруто и Джирайя, держащий на готове тетрадь и ручку и готовый немедленно начать записывать… Вот последних трех Цунаде и отправила на поиски запропастившегося Учихи.

Не смотря на то, что послали их искать Учиху, слова старушки Цунаде явственно говорили о том, что особо они могут не напрягаться, разве что Учихи не окажется у Орочимару и представится шанс натравить на змеиного извращенца Аравеска. Тут же эхом в голове отозвались и слова Цунаде о том, что если Саске у Орочимару найдется, то встречу саннина с Аравеском устроить все же можно, а вот Учиху старательно упустить из виду, ибо ближайшие годика три Наруто в деревню возвращаться не стоило от слова «совсем».

Блондин, правда, несколько сомневался, что Хьюги будут беситься так долго, но вспоминая Неджи с его взглядом, которым можно было лечить запоры у слабонервных, Наруто приходил к выводу, что Хокаге все же права…

— Итак, куда же мы идём? — поинтересовался Узумаки у извращенца, едва только они отошли от поста дежурных у ворот деревни на достаточно большое расстояние.

— Хм… Хммм… — задумчиво пробубнил Джирайя, покосившись на ученичка. — Тебе надо тренировать скрытность! А то твои атаки с громовыми воплями, которые далеко не всегда повергают врага в ужас и шок, как ты надеешься — прошлый век!

— Ну и? — мрачнея, спросил джинчурики, до этого бывший свято уверенным в том, что если он будет атаковать молча, то противник ни за что не поймёт, с каким офигенным ниндзя он столкнулся. И вообще, а как же пафосные крики, вставание в стойку и угрозы всем злодеям?! — Да ксо, что ты понимаешь в моих атаках?! Да я ещё дам вам всем просрат… Ммм!

— Точно, идём тренировать скрытность! — кивнул отшельник, зажимая Наруто рот. — В деревню горячих источников! Там такие женские купальни…

Осознав, как именно изврат собирается тренировать у него навык скрытности, Наруто мгновенно проглотил все свои возражения.

Именно так началось трехлетнее путешествие двух с половиной извращенцев (с половиной — потому что Аравеск — призывной и далеко не всегда обретался в эпицентре событий вместе со своим призывателем и его сэнсеем), которые не проходили мимо ни одного горячего источника или же брюнета с длинными волосами…

URL
2017-06-07 в 13:42 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***


Итак, прошло три года с момента бегства ухода навстречу приключениям, тренировкам, и вот наши герои возвращаются в Коноху, искренне сожалея о том, что все возможные горячие источники успешно проверены и оттягивать возвращение больше не получится.

Возвращаясь в Коноху, Наруто искренне надеялся, что Хьюги успели успокоиться на его счет (или просто догнались успокоительными до состояния «потыкай Хьюгу веточкой, а то вдруг он уже того»), а Джирайя, которому на его переживания было пофиг, предвкушал скорую премьеру своей новой книги, которых за время путешествия с Узумаки успел настрочить почти четыре десятка (хвала технике теневых клонов и призыву блондина, неустанно подкидывающему жабьему саннину новые сцены) и теперь постепенно передавал те в издательство, не забывая, впрочем, каждый раз отослать подарочный экземпляр бывшему другу и сокоманднику. Впрочем — и Джирайя это совсем не скрывал — знай он где обретается Учиха Итачи, то и ему бы доставались специально обработанные книжечки с авторским росчерком на форзаце.

Обозревая родную деревню, Узумаки испытывал сильнейшее желание громко заявить о своём возвращении, да так, чтобы узнали о нем все. Единственным способом, который приходил на ум, был призыв Аравеска, но этот вариант, к величайшему сожалению, обламывался в виду того, что пришлось бы сразу покидать деревню ещё года на три, чего делать крайне не хотелось. В конце концов, за три года путешествий Наруто твёрдо убедился, что нигде больше нет такой высокой концентрации длинноволосых брюнетов.

Поэтому, с тоской осмотрев пустые улицы и осознав, что возвращение прошло как-то незаметно и нет возможности даже проверить, выросла ли хоть немного грудь у Сакуры, которая имела привычку появляться в самые подходящие и не подходящие моменты, но сейчас оплошала, Наруто понял, что придётся сразу переться к старушке Хокаге и радовать ту своим возвращением и огорчать возвращением Джирайи, которому в последнем послании Цунаде пожелала мучительной смерти от геморроя после того, как тот прислал ей пробный экземпляр последней книги.

Что удивительно, но даже в Ичираку блондину идти не хотелось. А все из-за того, что однажды ему пришлось есть рамен под грустным взглядом Аравеска и с тех пор лапша неизменно ассоциировалась с глазастой массой тентаклей…

— Походу, придется искать новое любимое блюдо, — пробурчал Наруто, которому уже хотелось есть, но предстояло тащиться к бабке, которая может сделать какую-нибудь подлянку ему и изврату.

И ладно бы изврату — как-никак, тот сам это заслужил, когда одной из героинь своего нового романа, попавшей в щупальца извращенного монстра, сделал крайне грудастую блондинку, весьма отчетливо списанную с самой Цунаде — но сам-то Наруто тут причем?! Можно подумать, он смог бы как-то помешать старикану писать что тому только в голову взбредет…

«Или бабульку просто лишили стратегических запасов саке и ее злит, что Джирайя не пообещал ей процент от продаж этой книги? А я в доле, в отличие от нее, вот она и психует? Тогда я влип. Хотя всегда можно пообещать призвать Аравеска и отказаться его отзывать…»

Дорогу к Резиденции Хокаге Наруто, потакая кислой физиономии отшельника, постарался сделать как можно более долгой, не смотря на все свое желание что-нибудь, на худой конец кого-нибудь, сожрать.

Узумаки вертелся под ногами у старика, пару раз наступив на его белоснежную гриву, что было крайне сложно в виду того, что грива хоть и была длинной, но по земле не волочилась. Итогом шествия стало то, что увлекшийся своим занятием блондин банально свалился под ноги Джирайи, который на рефлексе ответил ему пинка, результатом которого стала туша джинчурики, пробившая собой дверь в кабинет Цунаде и затормозившая только у ее стола.

Поднявшись с кресла, Хокаге перегнулась через стол, явив взору Наруто не только звезды перед глазами и свой мрачный взгляд, но и свое шикарное декольте.

— Бухие, что ли? — процедила молодящаяся старушка и вперила еще более мрачный взгляд на заглянувшего в кабинет через дыру в двери отшельника. — Ладно ты, но его зачем споил, старый идиот?! А если его зверушке, даже обоим, что втройне страшно, погулять приспичит?!

— Забей, Цунаде, ничего страшного при таком раскладе не произойдет, — вальяжно отмахнулся Джирайя, после чего открыл дверь и прошел в кабинет. — Кьюби будет сидеть тихо, опасаясь привлечь внимание нашего глазастого друга, который, в свою очередь, сконцентрирует свое внимание на квартале Хьюг.

— И мы снова пойдем бродить по свету… Изврат, да мы же уже все горячие источники обошли, второй раз уже не то будет! — подал голос Наруто, пытаясь отделаться от мысли о том, что лучше бы стол был прозрачным.

— Вы уже добродились, дегенераты… Вы знаете, сколько мне писем из-за вас двоих наприсылали?! Вот, например, из недавнего… — Хокаге резким жестом выдвинула ящик стола и зашуршала бумагами в поисках необходимой. — Вот! Ответьте мне, придурки, вы совсем долбанулись подглядывать за Мизукаге? И отдельно вопрос тебе, Джирайя, какого хрена ты улепетывал от Мэй, размахивая ее лифчиком, с воплями, что ты сохранишь на память оружие своего не состоявшегося убийства?!

— Я был уверен, что она хочет меня им придушить! — оскорбленно заявил отшельник. — Зачем бы еще она его схватила, когда заметила меня?!

— Ну, я даже не знаю… — протянула Хокаге. — Возможно, она его надеть хотела, а?!

— Этот вариант в тот момент я не рассматривал… — буркнул Джирайя, вперив взгляд в пол. Точнее, смотрел старик на Наруто, который в этот момент безуспешно пытался отлепить себя от пола.

— Теперь ты! — рявкнула Цунаде, тоже вспомнив об Удзумаки. — Что ты там орал Мэй? «С такой грудью бегать противопоказано», да?!

— Но ведь она нас не догнала, значит, я был прав… — хмыкнул Наруто.

— Идиоты… — вздохнула Хокаге. — Джирайя, где он?

— Кто?

— Ее лифчик!

— Зачем он тебе? — отшельник с подозрением посмотрел на бывшую сокомандницу.

— Явно не на память! Верну его Мизукаге…

Джирайя огорченно вздохнул и принялся рыться в дорожной сумке, не зная, как сообщить Цунаде о том, что лифчик они с Наруто уже через два дня после того случая проиграли в карты каким-то местным шулерам. Конечно, позже джинчурики и его наставник сошлись во мнениях, что проиграли величайшее достояние этой деревни и за него можно даже получить выкуп, поэтому лифчик срочно надо вернуть, но… Когда они вернулись за данным предметом гардероба, долбаные картежники уже сбагрили его шиноби из Тумана.

Наруто, осознав, что скоро поднимется буря, начал ползком продвигаться к двери. Реакция Цунаде обещала быть страшной, когда она узнает, что лифчик Мизукаге отправился путешествовать по миру…

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Личный архив VT

главная