15:00 

Время сотрет наши имена

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Авторы: Viverna Totek & Bloody Song
Бета: Кошка_Шляпника
Основные персонажи: Киэльнод Криши, Микелькарго
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Ангст, Драма, Психология, Даркфик, POV, AU, Мифические существа
Предупреждения: OOC, Смена пола (gender switch)
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
История о том, к чему может привести жажда силы и власти.
О том, чем оборачивается плата чужими судьбами и жизнями для тебя.
И о том, как обрести если не прощение, то хотя бы покой в душе...

Публикация на других ресурсах:
С разрешения авторов.

Предупреждение:

Авторы не принимают претензий возмущенных читателей по поводу фем-версии одного из ГГ, которой, ко всему прочему, они откинули в возрасте добрую дюжину лет.

Источником вдохновения послужил арт.


@темы: Гет, Черная Мгла

URL
Комментарии
2016-12-19 в 15:01 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Пролог: Киэльнод


Парадная дверь с глухим стуком захлопнулась за мной, словно ставя окончательную точку в решении покинуть этот дом и этих людей. Каждый шаг, что я делал по парадному крыльцу и ступенькам, спускаясь вниз, к мощенной светлым камнем дорожке — такой до отвращения выверенной и прилизанной, как и все в этом доме — легкими штрихами карандаша перечеркивал возможность вернуться к прежней, ненавистной жизни. Ненавистной и, что еще более страшно, привычной. И эти линии становились все четче и четче, пока окончательно, еле слышным скрипом ворот, не завершился кошмарный этап, длящийся большую часть прожитых мной лет.

Я шел прочь, не оглядываясь и не сбавляя шаг — меня было некому провожать, да и вслед бы мне могли посмотреть только с искренним удовлетворением, что хотя бы один неугодный элемент покинул дом.

Пусть там и осталась моя мать, я не испытывал никакого сожаления или сомнения в собственном поступке. За меня все решил дар магии, обнаруженный у меня магом в белой мантии.

Мой дар, если я покину дом отца и присоединюсь к Башне — я помнил негромкие слова мужчины, лечившего меня, о том, что Башня с превеликой радостью принимает на обучение потенциально сильных магов... «Таких, как я» - осознал я тогда; иначе он просто не стал бы говорить об этом.

Мой приговор, если я не отважусь уйти в неизвестность, поджидающую меня за стенами особняка, и продолжу дальше терпеливо сносить все тычки и презрение... Слова жены моего отца, раздосадованной тем, что ее собственные выродки не получили и капли магии, предвещали мне очень и очень скорый «несчастный» случай. Лишь бы только ее драгоценный супруг не успел узнать и проявить больше интереса к своему незаконнорожденному, пусть и признанному, отпрыску.

Этот человек… Я просто физически не мог признать его своим отцом. Пусть я раз от раза и видел в собственном отражении его лицо. Не могу признать его таковым именно из-за того, что он забрал нас с матерью в этот дом. Зачем? Он женат, у него есть законные дети. Ему было бы вполне достаточно бросать матери подачку в виде денег каждый месяц и признать меня как своего бастарда — со временем, когда стало бы ясно, что я слишком на него похож. Все. И не было бы этого ада, длящегося больше десяти лет, не было бы!..

Ноги продолжали нести меня дальше по дороге к городским воротам, вес саквояжа совершенно не оттягивал руку, все же у меня было слишком мало личных вещей и еще меньше тех, что я пожелал бы забрать с собой.

Если честно, то я совершенно не жалел остающуюся в этом доме мать. В конце концов, это именно из-за отсутствующей у нее гордости и ее больного желания хоть так оказаться ближе к мужчине, в которого она волей случая влюбилась, мы оказались там. Но ребенка, которому только предстоит увидеть этот свет, мне было искренне жаль, ведь малышу, наивно стремящемуся попасть в этот мир, не может прийти в голову мысль, что лучше бы ему не рождаться. Лучше для него самого. Я могу лишь пожелать ему дожить до возможности последовать моему примеру и удрать как можно дальше.

А у меня просто нет выбора.

Я отправлюсь в Башню магов.

Я сделаю все, чтобы добиться высшего статуса.

И тогда я, уже самим фактом своего возвышения, втопчу в грязь всех тех, кто унижал меня, искренне считая безответным и бесправным.

И, если выдастся подходящая возможность, я их уничтожу и физически…

URL
2016-12-19 в 15:02 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 1: Микелькарго


— Думаю, пора перейти к главному вопросу нашего совещания, ради которого мы здесь, собственно, и собрались… — задумчиво произнёс Мердис-ним, накручивая на палец прядь бледно-зеленых волос.

Я и присутствующие в кабинете Второй и Третий Мастера напряженно переглянулись. Хоть главная тема совещания и не была озвучена, догадаться об этом не представляло труда. Даже среди рядовых магов Башни начали ходить беспокойные слухи, пока ещё смутные и неточные, но немало волнующие.

— Как вы уже, вероятно, знаете, перед нами возникла серьёзная проблема, на разрешение которой у нас не так много времени, — Первый Мастер Башни пристально оглядел всех нас, задерживая взгляд на лице каждого. — Пятнадцать, может двадцать лет… Для магов это не такой уж большой срок.

Действительно, для магов, срок жизни которых порой напрямую зависел от их магической мощи, пара десятков лет была ничтожным сроком. Сам Мердис-ним служил тому наглядным доказательством. Человек, возраст которого затруднялся сказать, пожалуй, даже он сам. Большинство аристократов считают Первого Мастера ребёнком, недорослем. Наивные глупцы… За детской внешностью скрывается мудрый, жестокий и бескомпромиссный человек, способный одним взглядом привести в ужас даже тех, кто проработал с ним долгие годы — нас, Мастеров.

— Мердис-ним, это как-то связано со слухами, которые ходят сейчас по Башне? — осведомился Второй, когда глава Башни магов перевёл взгляд на окно.

— Напрямую… Не знаю, как просочились сведения, но слухи по большей части правдивы, — произнёс зеленовласый, не отводя взгляда от окна, за которым только начинало вставать солнце. — Источник, который поддерживает Башню и щиты, защищающие подконтрольные нам территории от демонов, скоро иссякнет. Маны осталось не так много, в скором времени придётся вводить строгую экономию… И с этим надо что-то делать…

— Если мы не найдём выход, то щиты рухнут, да и сама Башня не факт, что устоит… — беспокойно пробормотал Третий. Да, Третий Мастер всегда был таким… Слишком суетливый.

— Нам нужен новый источник… Но… Сможем ли мы найти существо, которое даст нам столько же энергии? — протянула я, пытаясь мысленно прикинуть, существует ли вообще хоть что-нибудь или кто-нибудь, способное сравниться по силе с Королём Демонов, тело которого уже века питало своей магией Башню. И вывод напрашивался печальный: крайне маловероятно, что есть ещё хоть одно такое же чудовище. — Это же… Практически не возможно!

— Источник есть, вот только достать его будет затруднительно, — желчно хмыкнул Первый Мастер, барабаня пальцами по столу. — В отличие от первого источника, этот сам в наш мир не заявится…

— Мердис-ним… Вы хотите сказать?..

— Да, второй источник также принадлежит миру демонов. И в этом наша проблема. Ещё никому из людей, как вы знаете, не удавалось туда попасть. — Мастер снова обвел нас всех взглядом, а до меня медленно начинала доходить вся суть затеваемого начальником предприятия…

Закрытое совещание Мастеров, длящееся с прошлого вечера, затянулось ещё на час, в течение которого обсуждалось, на чью же Башню падет великая честь: исследования и эксперименты с демоническими [дверьми], способными провести людей в мир демонов. [Двери], предназначенные лишь для демонов и открываемые лишь ими… Создать нечто подобное для человеческого мага… Это невозможно. Это понимали и Второй с Третьим Мастера, в связи с чем пытались переложить выполнение этой миссии на плечи друг друга и мои.

В этом вся суть Башни магов: продвигайся вперёд, как можно выше, уничтожая конкурентов и… Привязанности. Пусть мы уже и достигли высших постов, но эту грызню за право быть первым в глазах Мердис-нима остановить невозможно.

— Почему бы не назначить того, у кого больше шансов выполнить эту миссию? — произнесла я, едва заметно усмехнувшись двум Мастерам. Глупо, разумеется. Эту задачу практически невозможно решить. Но именно у меня больше всего шансов сделать это. Именно моя Башня занимается большей частью исследований. Пусть смеются, радуясь моей будущей неудаче… Но её не будет. Чертова [дверь] будет открыта хотя бы для того, чтобы утереть нос двум выскочкам, считающим, что женский пол — это приговор для мага. — Мердис-ним, разве не Четвёртая Башня занимается наиболее перспективными разработками, причём весьма удачно?

— Думаю, ты права… Лучшего варианта не найти, Четвёртая Башня не раз радовала меня, — ответил Первый, поднимаясь из своего кресла. — Что же, в таком случае, я поручаю Четвёртой Башне под началом Микелькарго найти способ открыть [дверь] в мир демонов и найти для Башни новый источник. И помни об ограничении по времени… Совещание объявляю закрытым.

С этими словами Первый Мастер покинул кабинет, за ним следом ушли и прочие Мастера, смерив меня напоследок недоумевающими взглядами. Конечно же, ведь это безумие, добровольно подписаться на такое… Но это возможно! Если демоны могут проникать к нам, значит и мы сможем проникнуть к ним! Я докажу всем, что для человеческих магов нет границ… Вот только… Странное чувство в глубине души скреблось, словно давая понять, сколько проблем принесёт в дальнейшем такая самоуверенность. Впрочем, как меня это касается? Кроме высокого поста нет ничего, что я боялась бы потерять, ведь Башня забирает все самое дорогое сразу. А пост… Пост я не потеряю в любом случае.

URL
2016-12-19 в 15:03 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 2: Киэльнод


Чуть больше двух с половиной лет прошло с тех пор, как я оказался в Башне, которые провел, практически не покидая Центральную Башню. Вернее, ту ее часть, что была открыта для соискателей и учеников: выделенная мне комната в жилом крыле, библиотека, комнаты для занятий и несколько специальных залов для отработки практических навыков — вот где я провел эти годы. Исключением из привычного цикла были только случаи, когда один из кураторов прерывал мои самостоятельные занятия и устраивал практикум за пределами Башни. Сигнальные и защитные барьеры, стационарные телепорты, расследование преступлений, совершенных магами, уничтожение демонов — всего и не перечислить. Разумеется, такую обширную подготовку давали далеко не всем — и это только подтверждало, что моя мечта осуществима, что я достигну столь желанного возвышения…

Башня верно служила Империи и людям, будучи во многом автономной, но привилегии, имеющиеся у Башни и только у Башни, только подтверждали, насколько маги, носящие белые мантии, важны для защиты Империи. И тот факт, что магическое искусство было более развито именно в нашем государстве, был, несомненно, ее заслугой.

Признаюсь честно, у меня вызывали искренний интерес методы, при помощи которых Башня магов определяла, кто из соискателей сможет точно однажды [пробудиться] и потенциал человека. На это определение уходило два-три месяца, после чего соискатель или покидал Башню, или становился учеником. Я знал, чего хочу, и бросал все свои силы на изучении магии, сторонясь соучеников и общения с ними — мне хватило всего нескольких бесед, в ходе которых я убедился, что никто из тех, кто обучается одновременно со мной, не считает магию искусством. Инструмент, орудие, оружие, но не искусство.

Глупцы.

Но их глупость мне только на руку — ведь так у меня меньше помех для моего возвышения.

Магия же была подлинным искусством, самым фантастическим из всех существующих. Я прекрасно помню свой восторг, когда однажды я почувствовал, как [нечто] внутри меня отзывается на магическую энергию, почерпнутую из камня. Моя собственная магия. С того дня я начал ощущать ее, пока еще спящую, но уже слабо пульсирующую при создании заклинаний, и это только подстегнуло меня идти вперед, хотя мне иногда казалось, что приложить еще больше сил к обучению, чем сейчас уже просто невозможно…

Я постигал различные магические теории и учил заклинания, оттачивая их применение до рефлекторного уровня. Я изучал различные виды магических кругов, досконально разбирая каждый круг и ведя скрупулезные записи. Я даже начал понемногу подбираться к расчету ритуалов, твердо намереваясь однажды начать создавать собственные заклинания…

Я уже близок к тому, чтобы завершить свое обучение и предстать перед экзаменационной комиссией, дабы продемонстрировать им, чего я достиг за эти годы. Подать заявку на один из высших титулов Башни магов. Показать, что в Башне магов появился еще один сильный и талантливый маг, склонный, к тому же, к научной деятельности, но при этом практик. Осталось только освоить свое пробуждение и разобраться во всех плюсах и минусах моей магии.

[Дантеорс].

Мое второе [имя]. Оно очень мне нравится, пожалуй даже, я последую примеру тех магов, что считают [имя] своего пробуждения своим истинным именем и отбрасывают прошлое, данное им при рождении, за ненадобностью, как отслужившую свой век вещь.

Это лишь еще один способ отбросить прошлое.

Мое пробуждение… Интересно, насколько повлияло на него мое решение отбросить прошлое и прежнего Киэля, чтобы без помех идти вперед и вверх?

URL
2016-12-19 в 15:04 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 3: Микелькарго


— Все не то… — устало вздохнула я, отталкивая от себя очередной ворох бумаг с начертанными на них формулами и заклинаниями.

Почти три года, а результатов… Не ноль, нет. Чуть больше. Например, первые же несколько попыток открыть [дверь] чётко дали понять — без жертвы это совершить нереально. Полгода расчётов, тщательной работы опытных магов и первая попытка провести [обряд], приведшая к смерти трёх талантливых магов. Чудовищный крах, оказавшийся далеко не последним…

Магический круг, формула заклинания, количество вливаемой силы, число участвующих в [обряде] магов… Десятки, сотни различных вариаций, результаты которых были всегда разные: [дверь] открывалась нестабильной или выбрасывала в наш мир высокоуровнего демона, могла стать воронкой, засасывающей в мир демонов все, что находится поблизости, а могла и не открыться вовсе. Разные результаты, имеющие одну схожесть: кто-нибудь из исследовательской команды непременно умирал от когтей демона или был затянут в мир этих тварей. Даже если портал открыть не удавалось, маги погибали от полного магического истощения.

Свое двадцатипятилетие я встретила в собственном кабинете, с головой погрузившись в магические фолианты, надеясь найти что-то новое… Расчеты, над которыми мы с подчиненными просиживали сутками, не отрываясь на сон и еду, тягостная теоретическая работа… Каждые несколько месяцев предпринимались все новые и новые попытки, уносящие жизни моих подчиненных. Так продолжаться больше не могло…

По истечению двух лет исследований было принято беспрецедентное даже для Башни Магов решение: предоставить для экспериментов людской материал. Почти месяц споров с Первым Мастером, который просто не желал понять, что глупо жертвовать талантливыми подчиненными, когда можно пожертвовать… Приговоренными к смертной казни. Заключенные, рабы… Никому не нужные люди, отбросы, по сути своей, но сколько пользы они могут принести Империи…

После этого,воистину судьбоносного решения Четвёртая Башня практически заморозила прочие исследования, прилагая все усилия к решению этой задачи, но к ответу приблизилась едва ли.

Хоть жертвы, приносимые для [обряда], и сыграли свою роль, сведя на нет смерти среди магов Башни, больше толку от них не было никакого. Нестабильная [дверь] прекратила приводить демонов в наш мир, но жертв просто поглощала, после возвращая лишь их скелеты.

Наверное, такого чувства безнадёжности я не испытывала ещё никогда. Уже который день я могла лишь растерянно смотреть на бумаги с расчетами очередного ритуала, отбрасывая приходящие в голову варианты один за другим, так как все они уже были опробованы или же оказывались неподходящими при более внимательном осмыслении. Думаю, то же самое происходило и с теми немногими моими подчиненными, что выжили и остались в моей Башне. Мы просто выдохлись, не могли придумать ничего нового, и, к тому же, далеко не все мои помощники могли спокойно смотреть, как от их рук умирают люди… Я видела страх, стыд, отвращение в их глазах. Но понять этих чувств я все равно не могу. Смерть людей… Практически каждый маг априори убийца, это часть нашей профессии. Мы должны, более того, обязаны, делать все во благо Башни и Империи. Вот только понимали это не все… Они слишком мягкотелы… А их сомнение, стоит ли благо Империи таких жертв… Безусловно стоит. И пусть крики несчастных преследуют даже по ночам, эти жертвы необходимы.

Но сначала… Нужно было найти новых людей, со свежими взглядами, которые могли бы указать на незамеченные ранее нюансы, внести новые предложения. На третий год исследований заполучить в Четвертую Башню новых талантливых магов стало суровой необходимостью. Но все новички, приходящие на обучение, были лишь серой массой, которая просто не в состоянии была понять суть магии, исследовать её, изучать…

Все изменилось лишь пару месяцев назад. Когда я уже отчаялась найти мага, достойного вступления в мою Башню, и перестала наблюдать за только обучающимися новичками, поползли слухи о талантливом маге из старого набора, на который я, к своему стыду, тогда не обратила внимания.

Киэльнод Криши. Маг невероятно талантливый, который поражал своих наставников на каждом как теоретическом, так и практическом экзамене. Маг, которого уже жаждали заполучить в свои Башни как Второй, так и Третий Мастера. Своего интереса не скрывал даже Мердис-ним. Заполучить этого мага я посчитала своей святой обязанностью.

Я медленно перевела взгляд на ворох бумаг, небрежно сваленных на рабочем столе. Отработанные варианты, которые стоило просмотреть еще раз и, возможно, увидеть ошибку, незамеченную ранее. Да, свежий взгляд был просто необходим… Формулы и расчёты уже сливались перед глазами в единое целое, сложно было понять суть заклинаний и начерченных магических кругов, не говоря уже о поиске погрешностей в них.

Мысли сами собой вернулись к Киэльноду, который, освоив пробуждение, принял имя Дантеорс. Наблюдать за его обучением оказалось довольно интересно, к тому же, позволяло хоть немного отвлечься, так как в обычное время голова была забита найденными в [обряде] погрешностями и мыслями о том, как от этих погрешностей избавиться.

В отличие от многих своих соучеников, Киэльнод интересовался магией не только как средством достижения целей, но и как чем-то большим… Магия стала частью его жизни. При этом маг был довольно амбициозен, без чего в Башне продвинуться было невозможно. А наведенные справки дали понять, что за спиной у него ничего нет. Нет любящей семьи, родственников, среди прочих новичков он не нашёл друзей… Такие, как он, продвигаются невероятно быстро… Идеальный вариант. И, уж от самой-то себя скрывать не стоит, Дантеорс был довольно привлекателен внешне. Очень и очень интересный маг, которого я просто не имею права отдать надоедливым хрычам из Второй и Третьей Башен. Стоит непременно предложить ему пост в моей Башне, пока не стало слишком поздно. А пока… Очередная ночь в компании бумаг и недавно доставленных мемуаров древнего мага, среди которых есть вероятность найти подсказку.

URL
2016-12-19 в 15:05 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 4: Киэльнод


Бросив взгляд на часы, я откладываю книгу и встаю из-за стола, спокойно надевая плащ и уверенным шагом направляясь к двери. Пора, скоро начнется мой экзамен.

За прошедшие полгода я серьезно продвинулся вперед в магии, хотя большинство других учеников рано или поздно словно бы упиралось в некий барьер, препятствующий им развиваться дальше. И я лишний раз убедился в том, что я прав в своих предположениях и что большинство просто загоняют себя в определенные рамки, так и не осознав, что магия — это далеко не только инструмент. Магия — это как дыхание, как ток крови в твоих жилах, то, что является неотъемлемой частью тебя… И у нее просто нет пределов. Понятно, что есть и будет нечто, что тебе недоступно — из-за недостаточного объема магической силы или специфики собственного пробуждения. Так, я никогда не смогу устроить ледяную или огненную бурю, но ни сколько не жалею об этом, ибо способность копировать облик людей, независимо от пола и возраста, копируя при этом даже магическую силу, дает гораздо больше возможностей…

Я шел по коридорам Центральной Башни, изредка приветственно кивая встречающимся мне на пути знакомым, и нисколько не переживал по поводу предстоящего испытания. Я был уверен в себе и намеревался показать на экзамене всю свою силу и знания — ведь только от этого зависит мой официальный ранг и то, насколько высокое положение в иерархии Башни магов я займу изначально. И уж самому-то себе я могу честно признаться, что второе для меня гораздо важнее…

В зале испытаний оказалось многолюдно. Пусть я и предполагал, что кроме экзаменаторов и учеников, решивших посмотреть на экзамен, будут присутствовать представители всех Башен, пожелавшие своими глазами оценить многообещающего новичка, но увидеть среди наблюдателей пепельно-белую копну волос было неожиданно… Микелькарго-ним, глава Четвертой Башни… Я помню, что эта женщина считала необходимым периодически наблюдать за ходом отдельных теоретических и практических экзаменов, внимательно изучая учеников. И помню, как под взглядом этих разноцветных глаз мне было сложно не сбиться, вести себя как обычно, а не начать красоваться перед нравящейся девушкой… Это можно было бы отрицать, если бы кто-либо задал мне прямой вопрос, но кому-кому, а себя я никогда не лгал — просто потому, что мне больше не с кем быть честным. Единственная женщина среди старших членов Башни магов меня искренне интересовала. И интересовала именно как женщина, а не умозрительная возможность таким способом повлиять на свое возвышение. Отчего-то мысли в последние недели упрямо возвращались к Четвертому Мастеру, лицо которой не портили ни шрам, пересекающий левый глаз, ни печать усталости, тенью омрачающей тонкие черты лица…

Я незаметно вдыхаю полной грудью — как перед нырянием в воду — и занимаю место посреди демонстрационной площадки, смотря прямо на экзаменаторов, и усилием воли заставляю себя не обращать внимание на прочих присутствующих.

Мой экзамен начался.

***

Не выказывая эмоций вежливо поклониться и покинуть зал, слыша шепотки за спиной и чувствуя тяжелые взгляды, острыми стрелами пронзающие спину. И только когда за спиной захлопывается дверь, можно перевести дух.

Отныне я — один из магов Башни.

Пусть мне еще только предстоит выбрать, к какой из них присоединиться, добиваясь скорейшего возвышения, я…

— Киэльнод! — окликнул меня женский голос. Ох, как же вы не вовремя, Четвертый Мастер…

Я собираюсь силами и оборачиваюсь к догнавшей меня женщине. Почтение, вежливость и скромность, Дантеорс, не пялься на главу Четвертой Башни и быстро выкини из головы те фривольные сны, в которых фигурировала вполне конкретная обладательница гетерохромных глаз…

— Ты справился просто прекрасно. Поздравляю, — Микелькарго-ним едва заметно улыбнулась. — Давно в Башне не появлялось столь способных магов.

Прекрасно понимая, что одна из Мастеров не станет просто так настигать меня сразу же после официального принятия в ряды носящих белые мантии, я, тем не менее, склонил голову в поклоне:

— Благодарю вас.

Конечно, можно было сыграть в скромность, но… Но мне не хотелось этого.

— Ты еще не решил, к какой Башне присоединишься? За тебя готовы поспорить все Башни, но все же, как тебе Четвертая? Не желаешь ли присоединиться к нашей?

Микель-ним же просто молча смотрит на меня все с той же малозаметной улыбкой, а я, натянув маску отстраненной задумчивости, спешно пытаюсь понять, что же сильнее подталкивает меня согласиться на ее предложение на мой переход под ее руку — желание занять место повыше во внутренней иерархии Башни или мой личный интерес к одной из ее глав?..

— Для меня будет честью принять ваше предложение.

…Это не столь важно, какой довод оказался решающим — ведь они оба указывали мне на Четвертую Башню.

Как на место, где я окажусь сразу же возвышен до одного из высших рангов, минуя долгие годы интриг и ожидания освобождения столь желанной должности.

Как место, куда меня тянет с почти непреодолимой силой.

URL
2016-12-19 в 15:06 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 5: Микелькарго


Согласие Дантеорса вступить именно в мою Башню стало для меня настоящим триумфом. Я видела раздражение прочих Мастеров, когда они услышали об этом, и искренне веселилась, узнав о том, что они подходили к Киэльноду, пытаясь убедить его поменять своё решение. Возможность хоть так насолить им приятно грела душу, все же, Башня магов была совсем не тем местом, где коллеги хорошо относились друг к другу, что уж говорить о дружественных связях. К тому же, Дантеорс был именно тем магом, которого так не хватало Четвёртой Башне. Его взгляд на магию отличался от восприятия многих других магов, а после недолгого сотрудничества стало очевидно, что в проводимых моей Башней исследованиях он просто незаменим. Не зная ничего об [обряде], так как посвящать Киэля в это было слишком рано, он давал весьма неожиданные, но в тоже время очень интересные ответы на вопросы, задаваемые мной из чистого любопытства.

Эти две причины и были основными составляющими моего триумфа. Но, конечно же, была и третья… Безумное желание заполучить в подчиненные именно этого мага было обусловлено и тщательно скрываемым личным интересом, который становился все больше с каждым новым днём сотрудничества. И скрывать его становилось все сложнее. За его работой хотелось наблюдать неотрывно. За каждым тщательно выверенным шагом в порученных ему исследованиях, которые до его прихода были временно заморожены, но теперь доверены ему с целью ускорить адаптацию в Башне и узнать его сильные и слабые стороны. И, надо сказать, Киэльнод оправдал это доверие практически сразу же. Исследования продвигались даже быстрее, чем это было до их заморозки, Дантеорс с невероятной тщательностью подходил к данным ему поручениям, что, впрочем, не мешало ему иногда действовать совершенно необдуманно, полагаясь на одну лишь интуицию, которая его ни разу не подвела. Это… Завораживало.

Пожалуй, только невероятная занятость чертовым [обрядом], с которым не было никаких продвижений, помогала хоть как-то скрывать свои эмоции и не позволяла постоянно торчать в выделенной Киэльноду лаборатории, наблюдая за его работой. Такое поведение со стороны Четвёртого Мастера Башни было бы как минимум подозрительно, да и мешать исследованиям молодого подчиненного не хотелось. А то, что я его отвлекала, было несомненным фактом, в моем присутствии маг почему-то всегда становился растерянным, из-за чего был вполне способен перепутать составляющие для разных экспериментов, вследствие чего забавно раздражался. После первого такого случая я невольно улыбнулась, после чего Дантеорс психовал сам на себя почти целый день, считая, что меня повеселила его ошибка. В дальнейшем я после его промахов предпочитала улыбку тщательно скрывать.

Как исследования [обряда] помогали скрыть мою увлеченность, так и наблюдение за Киэльнодом помогало с этими самыми исследованиями. Не сильно и не явно, но все же ощутимо. Мою голову больше не забивали одни лишь расчёты и формулы, что позволяло смотреть на работу над полученной от Первого Мастера миссией более трезво и чётко. Появлялись новые идеи и планы, но… И они ни к чему не приводили. Вот уже несколько лет все оставалось неизменным. Жертвы гибли, а едва открытая [дверь] тут же закрывалась, иногда оставляя на прощание лишь скелеты, которым на вид можно было дать несколько десятков лет. С учётом того факта, что жертвы проводили в мире демонов едва ли несколько секунд это было… Немного жутко. Вообще все, что было связано с попытками проникнуть в мир демонов и выцепить оттуда их Короля, было жутким.

Ритуалы проводились регулярно, один за другим, выявляя все новые и новые нюансы. Вопросов становилось все больше, ответов же не было вовсе. В камеры Башни стабильно приводили приговоренных к смертной казни преступников, которые после отправлялись на своеобразную казнь, но смерти десятков, да что там, сотен людей не приводили ни к чему, кроме заполнения неиспользуемых помещений скелетами жертв, которые следовало бы похоронить, но руки никак не доходили, отдать нужное распоряжение совершенно не было времени, а подчиненные… Предпочитали обходить эти помещения по широкой дуге. Сомневаюсь, что сейчас кто-то из них все ещё был способен испытывать угрызения совести, но… Страх они испытывали точно. После каждого [обряда] крики жертв ещё несколько часов отдавались в ушах, а уж если [дверь] оставляла после себя скелеты, то эхо криков накладывалось на мерзкое ощущение страха, который своими липкими холодными щупальцами охватывал всю душу. Страх непонятный и безотчетный, возникающий при одном лишь взгляде на груды костей. Казалось, что весь ужас жертв передаётся мне самой через этот взгляд. Наверное, это и было одной из причин, по которым я иногда предпочитала оставить проведение [обряда] своим подчиненным, проводя это время в своём кабинете или с Дантеорсом, рядом с которым весь тот страх казался чем-то далеким и нереальным. Малодушно, но что поделать…

Регулярные собрания Мастеров Башни стали ещё большим адом, чем были когда-то. Мердис-ним не задавал вопросов о том, как продвигаются исследования, зная о том, что при возникновении каких-либо серьёзных результатов я доложу ему обо всем сама, но его взгляд, полный молчаливого ожидания, говорил о многом. Пусть у меня ещё было время, но оно медленно утекало. Не добавляли радости и насмешливые взгляды Второго и Третьего Мастеров, твёрдо уверенных в том, что эту задачу мне решить не удастся. Сильное желание пригласить их понаблюдать за проведением [обряда] и случайно столкнуть их в открывающуюся [дверь] посещало меня все чаще и чаще…

В общем… С [обрядом] все было плохо. В душе поселилось глухое раздражение на саму себя и свою неспособность закончить доверенное мне дело, а благо Империи, во имя которого якобы и существовала вся Башня магов, стало для меня чем-то почти несуществующим, аморфным… По сути, волновать меня это благо прекратило совсем. Хотелось только одного: завершить эти исследования, выдернув ненавистного демонического Короля из его мирка, чтобы доказать всем, а в первую очередь самой себе, что я способна справиться с любой задачей. Покончить с этим делом и возвысить себя в глазах других стало навязчивым желанием, почти мечтой, ради исполнения которой я готова была заплатить любую цену. Наверное, все мы, маги Башни, были такими… Амбициозными, желающими возвысить себя. И ради этого возвышения готовы были идти по головам, не брезгуя никакими методами. Башня высасывала из всех нас человечность, равно как вытягивала силы из заключённого в её подземельях Короля Демонов.


***


Я снова, в очередной раз, сидела в его лаборатории и наблюдала за выверенными, но слегка дерганными движениями. В мою сторону он не поворачивался, оставляя мне лишь возможность любоваться прямой напряженной спиной. За все время, прошедшее после вступления Дантеорса в мою Башню, он проделал невероятную работу, завершив и существенно продвинув многие исследования. И этот факт заставлял меня серьёзно задуматься. Оставлять все, как есть сейчас, было бы просто кощунством. Думала я над этим вопросом недолго, все же решение напрашивалось само собой… Дождавшись, пока маг повернётся ко мне лицом, я заговорила:

— Думаю, пришло время выделить тебе собственных подчиненных, — произнесла я, наблюдая за реакцией на эти слова. Конечно же, Киэль удивился. Он прекрасно понимал, что далеко не каждому магу Башни позволено иметь своих подчиненных.

— Это… Большая честь, Микель-ним… — после короткой паузы ответил маг, пытаясь скрыть своё удивление и… Радость. Это было серьёзным продвижением в его карьере, ведь этим я практически признавала Дантеорса своим преемником. Ни у кого больше в моей Башне не было своей команды, все маги подчинялись исключительно мне. — Но чем я это заслужил?

— Ты талантливый маг и сам об этом прекрасно знаешь, — едва заметно улыбнулась я, видя появившуюся на его лице гордость, которую он безуспешно пытался замаскировать. — Мой долг поощрять такие таланты во имя Башни и блага Империи.

Благо Империи… Всегда все можно списать на него. Любой поступок рассматривался в совершенно ином свете, стоило лишь объявить его свершение необходимостью для блага Империи. Но Киэльнод такой чести был несомненно достоин, как никто другой. Назначение его своим преемником было не просто моей прихотью и не обуславливалось моим излишне хорошим к нему отношением, хотя, возможно, и оно сыграло свою роль. Нет, Киэль заслужил это сам, своим трудом. Но видеть его радость от моих слов было невероятно приятно…

URL
2016-12-19 в 15:12 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 6: Киэльнод


Соглашаясь на предложение Микель-ним присоединиться к ее Башне, я никак не мог предположить, какую реакцию вызовет мой выбор. Признаюсь, для меня были очень неожиданными (и очень льстящими самолюбию) попытки других Мастеров уговорить меня изменить свое решение, объявив его поспешным и сделанным под влиянием эмоций. Разумеется, у них ничего не вышло, а я, хоть и продолжал убеждать себя в том, что мной руководили именно жажда скорейшего возвышения, убедился, что будь у Четвертой Башни другой глава, то я мог бы и согласиться с доводами Мастеров…

После официального становления одним из магов Четвертой Башни мне сразу же поручили в одиночку довести до завершения одно из исследований Башни, призванное оптимизировать сигнальную паутину — малозаметный вариант обычного сигнального барьера, слишком легкоразвеиваемую, ее приходилось накладывать заново каждый раз, когда кто-либо имеющий допуск пересекал ее пределы. Прекрасно понимая, что это задание — лишь проверка моих способностей, я первым делом тщательно изучил записи моих предшественников. Разумеется, у меня уже был предварительно набросанный план собственных действий, но следовало убедиться, что именно эти варианты не проверялись предыдущими исследователями. И когда я по завершению работы выслушивал заслуженные похвалы из уст Четвертого Мастера, мне стоило больших трудов сосредоточиться именно на произносимых ей словах, а не на тонко очерченных губах моей начальницы… Загонять интерес к ней внутрь себя становилось все сложнее и сложнее, а сохранять самоконтроль в присутствии Микелькарго, периодически навещающей меня в лаборатории, выделенной мне после успешного завершения уже второго поручения, выходило с огромным трудом, что зачастую приводило к ошибке в очередном эксперименте…

Меня интересовало, чем же сейчас заняты маги Четвертой Башни, раз множество проектов и исследований оказались заморожены или вовсе прекращены примерно в одно время. Все, что я мог сказать — и эти выводы я сделал, основываясь на собственных наблюдениях и сравнивая последние даты в журналах исследователей, — моя Башня была поглощена одним-единственным очень важным исследованием, которое, тем не менее, практически не имеет шансов на успех. В пользу этого говорило и то, что довольно-таки важные исследования я, вчерашний новичок, вел самостоятельно, и вечная печать усталости Микель-ним, и давние намеки других Мастеров, что амбициозному магу в Четвертой Башне делать нечего. Признаюсь, меня мучил азарт исследователя, который чуял присутствие сложнейшей задачи, но пока не мог до нее добраться, воображение разыгрывалось, и мне представлялось, как с моей неоценимой помощью это неведомое мне исследование завершается успехом — всеобщим признанием и несколько более личной благодарностью от моего Мастера…

Дофантазировать мне не дал тихий хлопок двери и тихие же шаги по направлению к письменному столу. Только один человек мог вот так зайти в мою лабораторию. Я почувствовал, как уже ставшее привычным напряжение сковывает мышцы. Кто бы знал, насколько трудно мне работать под пристальным взглядом этой женщины, а ведь в последнее время она часто отрывается от собственных дел, чтобы понаблюдать за моей работой…

И тем неожиданней оказалось услышать ее слова о моем возвышении — я ожидал нового поручения или долгожданных слов о том, что мне пора бы присоединиться к работе над основным проектом Четвертой Башни… Но радость, которую я испытал от своего продвижения вверх, заглушила едкую горечь разочарования от того, что она еще не считает меня готовым к по настоящему серьезной работе — ведь теперь меня отделяет от титула Преемника только официальное признание его за мной. Мог ли я рассчитывать, что за такой короткий срок поднимусь настолько высоко?


***


У нового положения оказался один-единственный недостаток: я совсем упустил из виду, даже не то, что отныне мне придется больше работать с бумагами и заниматься внутренними делами Башни — этого я вполне ожидал. Я упустил из виду совершенно банальный, очевиднейший факт — то, что мне придется гораздо чаще встречаться с Микель-ним и, более того, нам придется работать в одном кабинете…

Я попытался успокоиться и унять бешено забившееся сердце.

Я буду чаще ее видеть. Чаще разговаривать, пусть и на служебные темы. А мысли о случайных и полуслучайных прикосновениях сводили меня с ума. И только понимание, что вероятность того, что Микелькарго заинтересуется мной, как мужчиной, ничтожно мала, помогало держать себя руках и не натворить глупостей — в какой-то момент, незаметный для меня самого, к жажде возвышения добавилось и желание обладать этой женщиной.

Магия, ставшая для меня по необходимости наравне с воздухом.

Власть, которой я мечтаю достигнуть — и продолжаю уверенно двигаться к заветному высшему титулу.

И женщина, о которой я несбыточно грежу… «Но так ли уж несбыточно?» мелькает в голове безумная мысль, и тут же оказывается отброшена — мысль о том, чтобы попытаться ухаживать за собственной начальницей кажется мне… неправильной. Я не знаю, насколько это глупо звучит, но что-то во мне активно протестует, считая, что прежде мне нужно встать как минимум на одну ступень с Микель-ним, а уж только потом, если это желание к тому времени не исчезнет, я смогу сделать первый шаг.

URL
2016-12-19 в 15:13 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 7: Микелькарго


После того, как Киэльнод обосновался в моём кабинете, работать стало значительно легче. Возможность иногда отвлекаться на разговоры по мелким рабочим вопросам, чего я не могла себе позволить раньше, стала приятным плюсом в пока ещё неофициальном повышении Киэля в должности. Но, конечно, в кабинете он проводил не все своё время, по-прежнему продолжая работать в лаборатории с тщательно отобранными им людьми. И это, наверное, было хорошо, потому как находиться с ним в одном помещении постоянно было тяжело. Длительное время быть рядом с объектом своих интересов и не иметь возможности этот интерес проявить… Невыносимо. И раздражает. Может быть, стоило попробовать, но надежды на то, что чувства окажутся взаимными, почти не было, к тому же существовала вероятность, что Дантеорс ответит на них, опасаясь за своё будущее в Башне. А давить своим положением, пусть и ненамеренно, было мерзко. Поэтому я действительно была рада тому, что какое-то время мой преемник проводит в лаборатории, занимаясь исследованиями…

Команду Киэльнод себе отобрал пусть и своеобразную, но хорошую, ту, которая могла поддержать на протяжении всей его работы. Не понимала я только метод, по которому он отбирал людей. Несмотря на относительно долгую работу в Башне, с прочими моими подчиненными он пересекается не так уж и часто, занимаясь порученными ему делами в одиночку. Но, узнав о своём повышении и том, что ему позволено подобрать собственную исследовательскую группу, он переговорил со всеми моими наиболее заметными подчиненными, после чего уже набирал себе коллектив. Как за короткий разговор он мог понять, стоит ли приближать к себе того или иного мага, для меня осталось непонятным даже после того, как я поинтересовалась у принятого в команду Киэля Кангельтрана, о чем же они разговаривали.

— Дантеорс-ним спрашивал меня о том, что я думаю о новых магических теориях и способах их реализации, — просто ответил тогда мне маг, оставляя в ещё большем недоумении. Лишь спустя какое-то время я догадалась, что Дантеорс отбирал себе группу не по их талантам, а по взаимопониманию…

С порученной мне работой продвижения практически не было, удалось лишь незначительно увеличить время, в течение которого портал в мир демонов был открытым. Но это все ещё были жалкие несколько секунд, а [дверь] по прежнему не поддавалась никакому контролю. Отправить туда своих людей означало бы послать их на мучительную смерть… Многократно перечитанные в поисках подсказок древние фолианты также не давали никаких ответов. Лишь в некоторых из них упоминалось, что Королей у демонов было два, но этот факт уже давно был мне известен. Также упоминалось о том, что [дверь] могла открыться произвольно, но также сила открыть её была у тех самых Королей. Однако, никакого толку в этом не было, даже несмотря на то, что в подземельях Башни магов медленно разлагалось королевское тело, дарующее нам невероятное количество магии.

Более интересными были сведения о разумных демонах, приближенных Королей, у которых также была способность открывать [двери], если Король даст им такое право и силу. Но существование подобных демонов считалось мифом, легендой или даже вымыслом одного из безумных магов древности… Надежды на то, чтобы поймать разумного демона и подвергнуть того допросу и исследованиям, не было никакой. Приходилось полагаться лишь на собственные силы и уже имеющиеся знания.

Киэльнод, видя мою постоянную занятость лишь одним проектом, пару раз осторожно спрашивал, чем же таким занята Четвёртая Башня, и даже предлагал свою помощь. Каждый раз я была вынуждена отказать ему в предоставлении информации и принятии помощи и каждый раз видела его разочарование. Наверняка ему было обидно то, что, даже несмотря на всю проделанную им работу, ему не доверяли подобные сведения. Но я считала, что ещё слишком рано. Дантеорс, конечно, был с этим несогласен. Как и Первый Мастер. На одном из совещаний Мердис-ним уже интересовался, почему такой перспективный маг все ещё не привлечен к работе над [обрядом], и не лучше ли было бы, в таком случае, перевести его в другую Башню. С большим трудом удалось отговориться тем, что Киэльнод выполняет работу над другими важными для Башни исследованиями, которые просто некому больше поручить ввиду малого количества магов в Четвёртой Башне. В тот раз удалось отстоять право Дантеорса работать именно под моим началом, но уверена, что этот вопрос поднимут ещё не один раз. Мне же, несмотря на первоначальные планы, не хотелось привлекать Киэля к решению этой задачи. Даже я сама уже безумно устала от работы над этим проектом, устала видеть раз за разом эти груды скелетов и испытывать от этого зрелища мерзкий страх. Не было никакого желания погружать в эту атмосферу ещё и преемника…


***


— Микель-ним, это бред, — категорично произнёс Киэльнод, откидываясь на спинку своего стула.

Уже больше часа мы спорили об одном весьма интересном эксперименте, который проваливался у этого мага вот уже третий раз подряд. Более того, этот эксперимент провалился и у меня, когда я прочитала отчёты Дантеорса о нем и решила попробовать. Теперь же мы, сидя за его рабочим столом, нависли над записями об исследованиях и не могли прийти к решению проблемы. В моей теории преемник находил сразу кучу недостатков, как и я отвергала все его предположения. Спорили мы настолько увлеченно, что Киэльнод совершенно забыл о сковывающем его обычно напряжении, что меня очень радовало.

— Киэльнод, бред говоришь ты. Ты же маг, сдавший экзамен в Башне! Что означает это твоё: «Нужно выкинуть вон тот рунный круг и добавить пару закорючек усиливающего типа»? Каких ещё закорючек?! — раздраженно воскликнула я, глядя на Киэля, который вновь склонился над записями и напряженно думал.

Спустя минуту молчания, во время которой я так же, как и он, рассматривала записи и формулы, Дантеорс все же обдумал свою мысль и закатил монолог, полностью объясняющий его предыдущие высказывания.

— Оу… — удивленно выдохнула я, поворачиваясь к магу, который выглядел не менее удивленно и немного сконфуженно. Причина тому была проста: только что он практически пересказал мне все то, что до этого говорила ему я. Проблема была лишь в том, что, работая со своими подчиненными и обсуждая некоторые проекты на совещаниях с другими Мастерами, я привыкла изъясняться лишь сухим научным языком. Киэль же, наоборот, со времён обучения, работая в одиночку, привык описывать исследования и работу над ними так, как он это видел, простыми словами. Из-за этого, втолковывая друг-другу одно и тоже, мы совершенно не понимали друг друга. Похоже, именно по такому принципу Киэльнод и отбирал себе подчиненных: чтобы он мог говорить с ними так, как он привык, а они его понимали…

— Кхм… Наверное, стоит попробовать этот вариант… — выдавил из себя маг, также поворачиваясь ко мне лицом.

— Определённо… — произнесла в ответ я, глядя в завораживающие серо-голубые глаза, в то время как сам Киэль так же неотрывно смотрел в мои. Произошедшее дальше можно было бы объяснить несколькими причинами, но, думаю, оно того не требовало.

Тело само потянулись навстречу магу, который, вместо того, чтобы отстраниться, и сам едва заметно приблизился ко мне. Поцелуй вышел неловким и каким-то скомканным, рука сама собой опустилась на чужой затылок, а пальцы переплелись с мягкими прядями волос. Осознание произошедшего пришло лишь тогда, когда я ощутила его руку на своей талии. И это была… Эйфория. То, что он ответил на поцелуй, не отстранился сразу… Лишь несколько секунд спустя Киэль практически отпрыгнул в сторону, с ужасом смотря на меня.

— Простите, это… — пробормотал он, отводя в сторону взгляд, в котором читалась неловкость наравне с опаской из-за того, что только что произошло.

— Все в порядке, — ответила я, уже привычно едва заметно улыбаясь. Пусть сам поцелуй был недолгим, его вполне хватило, чтобы понять, что испытываемый мной интерес взаимен…

URL
2016-12-19 в 15:14 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 8: Киэльнод


Если честно, я искренне жалел, что не могу от стыда провалиться сквозь каменный пол — битый час спорить об эксперименте, доказывая свою точку зрения, и только после требования Микелькарго вспомнить об экзамене, который я благополучно сдал, и, перефразировав собственные измышления на научный слог, понять, что я идиот… Мы ведь убеждали друг друга в одном и том же, впустую потратив столько времени из-за моей привычки не заморачиваться общепринятыми терминами, а пользоваться собственными понятиями… Впрочем, Микель-ним тоже выглядела немного смешавшейся — видимо, не только мне было неловко от произошедшего. Подумать только, насколько слова, которыми ты формулируешь свою мысль, могут повлиять на ее понимание… И ведь я сам подбирал себе личных подчиненных, исходя из понимания этого факта!..

Я повернулся к Мастеру, встречаясь с ней взглядом, и, произнося что-то о необходимости проверить наши предположения, я даже не отдавал себе отчет в том, что именно я в этот момент говорю. Ее глаза завораживали и привлекали своей необычностью — янтарно-желтый и серебристо-серый, золото и серебро — в них хотелось смотреть, казалось бы, бесконечно…

Неожиданно она подается вперед, и я, по-прежнему не разрывая нити взгляда, тянусь навстречу, встречая губами ее губы, покорно наклоняясь ниже, повинуясь жесту взлохматившей волосы на затылке ладони и притягивая ее к себе за тонкую талию…

Отрезвление приходит внезапно, и я отшатываюсь в сторону, заполошно глядя на нее. А затем начинаю сбивчиво произносить слова извинения, хотя прекрасно понимаю, что за такую вольность Микель-ним устроит мне серьезную выволочку и никакое покаяние, сколь искренним оно бы не было, не смягчит мою участь.

«Она меня не оттолкнула», - молнией проносится через заполошные мысли неожиданное осознание. И даже не просто не оттолкнула, а еще и ответила, притягивая меня к себе… неужели?..

— Думаю, тебе следует проверить наше предположение о решении проблемы в текущем исследовании, — малозаметно улыбнулась Микель-ним, разом опровергая все мои предположения о ее реакции. И, поспешно сбегая в лабораторию, я был только этому рад — мне еще предстояло решить, что же теперь делать и как вести себя со своим Мастером…

Новая теория оказалась верной, и мое нынешнее поручение, вставшее было колом на одном месте, оказалось успешно завершено, после чего я отпустил приведших в порядок лабораторию подчиненных, а сам принялся сводить все заметки о ходе эксперимента в новый, итоговый, отчет о выполненном поручении. Конечно, было бы вполне логично переложить часть работы на Милаберджа, но мне сейчас отчаянно хотелось оттянуть время до отчета перед Микелькарго. Строки, описывающие ход и результат пятой попытки решения порученной мне задачи, ложились на бумагу легко, но, даже несмотря на это, когда я закончил писать отчет, уже было глубоко за полночь. Так ничего для себя и не решив, я запер лабораторию и понес отчет в кабинет Мастера, надеясь хоть так оттянуть время до разговора, от которого я позорно сбежал днем.

И надеясь на это совершенно напрасно: в кабинете, освещенном сейчас лишь одной лампой, стоящей на столе Микелькарго, находилась сама владелица кабинета; чьего появления она дожидалась, изучая какие-то документы, было совершенно очевидно. И я знаю, что сбегать — глупо и бессмысленно, а потому запираю дверь, попутно ставя барьер — не то, чтобы нас могли подслушать, но все же лучше перестраховаться, — и подхожу ближе, замирая перед Мастером.

— Микель-ним, эксперимент завершился удачно. Я принес отчет о результатах, — меня вновь сковало напряжение, а для того, чтобы просто посмотреть ей в глаза, потребовалось собрать всю волю в кулак.

Проклятье. Это же глупо. Но почему я так переживаю? Почему у меня сейчас такое ощущение, будто бы решается моя судьба? И почему я так боюсь услышать ее слова?..

— А, вот и ты, Киэльнод… — она откладывает на стол стопку не подшитых листов, и я успеваю выхватить взглядом несколько строк, по которым понимаю, что это один из докладов, посвященных внутренним делам нашей Башни, и, кажется, на этот раз наш интендант получит как минимум хорошую выволочку. — Я думала, что ты закончишь с экспериментом раньше.

С радостью хватаюсь за предложенную тему разговора, но так и не могу отвести взгляд от ее усталого лица:

— Эксперимент был благополучно завершен еще в середине вечера, но я счел необходимым написать отчет, прежде чем идти докладывать вам об успехе.

Отчет аккуратно ложится на столешницу, а чувствую, как мои щеки начинают гореть. Ну да, такое глупое оправдание… и предательская мыслишка о том, что, присоединись я к любой другой Башне — и такой проблемы бы у меня не было.

— Ну что же, это хорошая новость, но я хотела поговорить с тобой не об этом, — беловолосая поднимается с кресла и обходит стол, оказываясь передо мной. Слишком близко, слишком… Настолько близко, что я ощущаю ее дыхание… Мысли сбиваются, и хочется облизнуть внезапно пересохшие губы, но я как-то выдавливаю из себя ответ:

— Простите, я не хотел…

Тонкий палец, ложащийся на губы, заставляет меня замолчать.

— Киэльнод, тебе не кажется, что я так и не выразила никакого недовольства твоим поступком? — Микелькарго улыбается, лукаво сверкая глазами.


***


На пол падает пресловутый отчет, и с тихим шелестом следуют за ним прочие бумаги, а поверх моего барьера ложится еще один — уже повинуясь воле Мастера, — но это сейчас неважно. Это — периферия, а весь мир словно концентрируется на изящной фигуре женщины, которую я сейчас целую, не слишком умело скользя руками вдоль ее тела и сходя с ума от нереальности происходящего. С тихим шорохом соскальзывает с плеч моя мантия мага Башни, чтобы быть отброшенной в сторону нетерпеливым жестом, и вот уже пальцы одной руки вновь запутываются в моих волосах, а вторая скользит по спине…

URL
2016-12-19 в 15:14 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 9: Микелькарго


Медленно проведя рукой по только что одетой мантии, разглаживая складки, я вновь посмотрела на Киэля. Он, уже полностью приведя себя в порядок, заполошно метался по кабинету, собирая рассыпавшиеся по полу бумаги, при этом всячески стараясь не смотреть в мою сторону. И чего он боялся? Того, что после всего произошедшего я оттолкну, сделаю выговор или понижу в должности? Да нет, глупо… Скорее, сама ситуация вызывала у него чувство неловкости, что сейчас, в гораздо меньшей степени, испытывала и я сама. Все же, Дантеорс был ещё слишком молод и неопытен…

Дождавшись, когда он, наконец, успокоится и прекратит метаться по кабинету, я опустилась на стул, жестом приглашая его сесть рядом.

— Думаю, нам нужно многое обсудить… — сказала я, замечая его напряженный взгляд, направленный куда-то поверх моего плеча.

Разговор вышел долгий и… Сложный. Не из-за того, что Киэльнод не понимал того, что я хотела до него донести, нет. Он понимал все прекрасно. Но объяснить, почему жизненно необходимо скрывать произошедшее абсолютно ото всех, неважно, магов ли Башни или кого-либо ещё, было сложно морально. Киэль и сам понимал, что Башня не терпит никаких привязанностей; становясь её магом, ты отрекаешься от всего, буквально признаешь себя её… Собственностью, наверное, именно это слово подходит наиболее точно. Маги Башни ничто иное, как собственность этой магической организации и её владыки — Мердиса. Киэльнод понимал это сам, не раз слышал подобное в завуалированной форме от прочих магов… Но не принимал. Не хотел принять то, что место, способное дать ему практически всё, имей он необходимый для этого потенциал, берет за это огромную плату и способно, так же как и дать, всё отнять. Это-то и было сложно… Он в любом случае не стал бы никому говорить, я это понимала, но мне хотелось, чтобы он понял, что представляет из себя Башня раньше, чем ему бы показали это во всей красе она сама и её полноправный хозяин. И, кажется, у меня не получилось…

Наверное, его решение молчать было обусловлено лишь тем, что он понимал, как подобные отношения между Мастером и его подчиненным могли сказаться на нашем служебном положении, узнай о них хоть кто-нибудь. Того, что это может быть опасно не только для должности, он осознавать не желал. Мне оставалось лишь радоваться тому, что близких людей, которым мог бы угрожать направленный на них интерес Башни, у Киэльнода не было.

Разговор, который вымотал мне всю душу, занял чуть больше получаса, после чего я отпустила пребывающего в глубокой задумчивости мага в его личные комнаты. Рука сама потянулась к принесенному им отчету, который я открыла на первой странице и, прочитав лишь первые пару строк, отодвинула в сторону. Настроения читать о результатах эксперимента, о которых я и так догадывалась, не было никакого… Голову переполняли различные мысли, а эмоции не давали сосредоточиться на работе. Безусловно, я была рада. Была рада тому, что после долгого времени совместной работы отношения все же вышли далеко за рамки рабочих, и тому, что чувства оказались более чем взаимными… Но ко всей этой радости примешивалось чувство беспокойства и опасения. Стоило ли это делать? Не лучше ли было оставить все как есть? Ведь, если об этом кто-то узнает… Это идеальный повод для давления. Как на меня, так и на Дантеорса. Все же, чем талантливее был маг, тем большего от него ожидали, тем больше хотели получить. У многих магов Башни, за редким исключением, есть свои моральные принципы и границы, через которые они никогда не переступят. У кого-то эти границы так далеко, что кажется, что их нет вовсе, но они есть и, по мнению Мердис-нима, мешают магу добросовестно служить Башне и Империи. А лучшим способом заставить человека сделать то, чего в обычной ситуации он бы сделать не смог, всегда являлось давление на то, что ему дорого. С теми, чьи амбиции перерастали допустимые нормы, справиться было легко. Продвинуть в должности или же, наоборот, пригрозить понижением… Не так уж и сложно. Как и в случае с жаждой человека денег. Но если амбициозность и корысть имели свои пределы, всегда можно было надавить на близких людей. Безотказный способ, работающий практически в ста процентах случаев…

Это понимала я, понимали Второй и Третий Мастер, уличить которых в наличии близких людей не представлялось возможным, и это понимал Мердис-ним. Киэль же этого не понимал, будучи слишком наивным в силу своих лет… И это расстраивало. Впрочем, главное, что он будет молчать, понимание само придет со временем. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы о возникших отношениях узнала хоть одна живая душа…


***


Дальнейшие несколько месяцев можно было назвать одними из самых светлых не то что за всё время моей работы в Башне, а за всю жизнь в целом. К постоянной работе бок о бок с Киэльнодом добавлялись ещё и редкие, но запоминающиеся встречи вне рабочего времени. Опасение, что все это Киэль делал лишь ради своего продвижения по карьерной лестнице, если и возникали вообще, то были полностью отброшены практически сразу. Несмотря на всю амбициозность этого мага, он имел четкие моральные границы, и то, что он мог бы пользоваться возникшей близостью во благо своей карьеры, выходило далеко за них.

Даже [обряд], который проваливался раз за разом, уже не вызывал столь сильных негативных эмоций. Очередной провал, очередные напрасные жертвы… Все это уже стало привычной рутиной, и мысли об этом хоть и вызывали неприятный осадок, всегда быстро отходили на задний план.

Портила возникшую эйфорию необходимость постоянно скрываться. Хоть прятать свои эмоции за годы работы в Башне я научилась превосходно, порой это бывало сложно, благо, мало кто обращал внимание на немного изменившееся поведение Четвёртого Мастера Башни, которого уже давно считали немного не в своём уме. Если раньше подобное мнение подчиненных и магов из других Башен меня особо не трогало, то теперь оно мне было даже на руку.

Промежуток времени, когда жизнь была практически идеальной, закончился в тот день, когда Дантеорсу пришло письмо от его матери. Не знаю, каких эмоций я ожидала увидеть у Киэля, когда он узнал о смерти своего отца, но он, как всегда, смог меня удивить. Тщательно подавляемое им чувство удовлетворения мне удалось разглядеть сразу. Расстроен он не был вовсе, разве что тем, что и его пригласили на похоронную церемонию, на которую я сразу же его отпустила, выделив пару выходных дней и позволив взять ему пару магов для сопровождения. В тот же день, после отбытия Киэльнода из Башни, последовало приглашение от Первого Мастера посетить его кабинет…


***


— Микелькарго, рад тебя видеть, — произнёс Мердис-ним, когда я явилась в его кабинет и произнесла обычное в таких случаях приветствие. — [Обряд]… С ним ведь все по-прежнему, верно?

— Мердис-ним, я и мои подчиненные прилагаем все возможные усилия. Как вам известно, нам удалось добиться некоторых успехов, но о попадании в мир демонов речи пока не идет, — ответила я, уже начиная догадываться, к чему ведёт Первый Мастер. Мои ожидания тут же подтвердились его следующей фразой…

— Так почему же такой перспективный маг, как Дантеорс, все ещё занимается мелкими исследованиями, в то время как к ним можно было бы подключить менее талантливых магов, а его самого допустить к работе с основным проектом? — с вежливой улыбкой спросил зеленоволосый, смерив меня пристальным взглядом, который заставил меня похолодеть и задуматься о том, не знает ли он о том, что так тщательно скрывается вот уже несколько месяцев.

— Все это время Киэльнод вникал в дела Башни и приспосабливался к активной научной работе, — привычно произнесла я, уже осознавая, что в этот раз навязать Первому Мастеру свою точку зрения не выйдет.

— И, тем не менее, это не помешало тебе практически назначить его своим преемником… — холодно ответил Мердис, лишь больше убеждая меня в том, что на этот раз мои попытки бессмысленны. — Он должен быть привлечен к работе над [обрядом] как можно скорее. Не заставляй меня сомневаться в том, что я сделал правильный выбор, доверив эту работу именно тебе.

— Да, Мердис-ним, — сказала я, уже собираясь покинуть кабинет. То, что Киэлю придётся присоединиться к основным исследованиям Четвёртой Башни, было неминуемо. Однако, в моих силах отложить его присоединение ещё хотя бы на несколько недель, а если повезёт, то и месяцев…

URL
2016-12-19 в 15:15 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 10: Киэльнод


Я был счастлив.

Карьера, заслуженно стремящаяся вверх. Успешно продвигающиеся исследования, что приближали меня к долгожданному включению в работу над основным проектом Четвертой Башни. Любимая женщина, отношения с которой я вынужден скрывать лишь из-за того, что она – мой непосредственный начальник… Все это наполняло меня искренней радостью, которую я, впрочем, не слишком-то и демонстрировал окружающим, решив последовать предупреждению Микель – если ей так спокойнее, то почему бы и нет? Это ведь, в сущности, такая малость…

Так незаметно пролетели несколько месяцев – работа с документами, исследования, редкие тайные свидания, после которых я вновь и вновь вспоминал каждую минуту, проведенную вместе – и я бы совсем не отказался, чтобы эти светлые месяцы растянулись на более долгий срок, но все же мир вне Башни решил вспомнить обо мне, и я получил письмо от матери, в котором та сообщала о смерти моего отца.

«Туда ему и дорога,» - промелькнуло в голове удовлетворенное. «Жаль только, остальная семейка за ним не последовала.»

Весьма приятное известие омрачалось тем, что я также был приглашен присутствовать на похоронной церемонии. Что же, если я обязан на ней поприсутствовать – даже несмотря на то, что предпочел бы, если бы мой малоуважаемый родитель остался бы и вовсе без положенных почестей – то кто может помешать мне хорошенько испортить настроение, а если повезет, то и репутацию, его жене и законным отпрыскам?

Заикаться об отгуле даже не пришлось – Микель, присутствующая при вскрытии конверта и чтении письма, сразу же, узнав о содержании послания от матери, выделила мне пару выходных и распорядилась взять с собой двух сопровождающих из числа моих непосредственных подчиненных.

Сами похороны прошли ожидаемо: искренние и не очень слова присутствующих о покойном, шепотки за моей спиной – как же, ведь, несмотря на незаконнорожденность, я так похож на своего отца, да еще и со свитой (небольшой, но все же свитой) явился – и да, как же без этого, маменька моих дражайших единокровных брата и сестры… Быстро же она подсчитала барыши, что может принести ей неугодный пасынок, высоко взлетевший в Башне магов, и рванулась выражать свои материнские чувства, которые я, оказывается, у нее вызываю. Так что несколько фраз в полголоса вкупе с самой что ни на есть паскудной улыбочкой, и вся ее маска благолепия разлетелась осколками, обнажив истинное лицо. Но все же, моего нынешнего ранга практически преемника Четвертого Мастера недостаточно. Необходимо возвысится дальше – чтобы доказать самому себе, чего я стою, чтобы изничтожить этим всех, унижавших меня, чтобы перестать таиться…

После этого разговора я покинул кладбище и отпустил своих сопровождающих, решив, раз уж я был вынужден на сегодня отстраниться от собственной работы, навестить мать. Хоть с младшим братом познакомлюсь…

Мать совершенно не изменилась. Нет, выглядеть она стала чуть постарше, но это вполне логично. В остальном же, она совершенно точно такая же. Брата мне увидеть не довелось – мальчишка, как выяснилось, был весьма энергичным и зачастую большую часть времени проводил на улице. Ну, значит, как-нибудь в другой раз – так думал я, пока, проходя мимо одного из многочисленных ответвлений-тупиков улицы, не услышал детские голоса, немного послушав которые, я решил вмешаться.

Проводив безразличным взглядом удаляющихся хулиганов, я направился к напугано глядящему на меня ребенку. Потратив некоторое время, чтобы успокоить страхи ребенка, тем не менее, я оказался выбит из колеи его внезапными слезами.

- Э?.. Почему ты плачешь? Я же сказал, что с тобой все…

Отец? Мать указала на того человека как на его отца? Почему? Неужели он действительно…

- Глупый ты, - я потрепал мальчишку по светлым волосам.

Он был очень похож на мать – и так сильно не похож на меня. Любил отца – которого видел раз в жизни… И на которого я был очень похож, по его словам. Кажется, только что у меня появилось немного вопросов к матери, которые я ей непременно задам, когда отведу этого ребенка домой…


***


Мать, поставив на стол кружки с чаем, уселась на второй стул, зябко кутаясь в теплую накидку. Сколько я себя помнил, она всегда мерзла…

- Этот ребенок… Он действительно сын того человека? – наконец задал я волнующий меня вопрос. И уже по реакции, сидящей напротив меня женщины, понял ответ. И вполне ожидаемо вспылил, высказав матери давно наболевшее, а затем, подхватив свой плащ, я резким рывком распахнул дверь, буквально вылетая в коридор и твердо намереваясь покинуть этот дом и больше не переступать его порог. Хватит. Или Башня – или все остальное, так ведь, верно?..

Кажется, я начинаю понемногу понимать, что Микелькарго пыталась донести до меня в ту ночь, когда мы… Приятные воспоминания оказались прерваны звуками детского голоса, с неверием спрашивавшего:

- Ты мой брат, правда?

И, глядя в эти огромные синие глаза, смотрящие на меня с такой надеждой, я просто не смог соврать.

- Да.

В конце концов, этот малыш не сделал ничего плохого ни мне, ни кому бы то ни было еще. По большей части, в его бедах – как и в моих раньше – была виновата наша мать, а не кто-нибудь еще. Глупо ненавидеть за это безвинного ребенка... который, продолжал засыпать меня вопросами, очень живо интересуясь, почему я ухожу и не остаюсь с ними. А я неожиданно понял, что до сих пор не знаю, как зовут этого малыша, который, по очередной насмешке судьбы, является моим кровным братом.

- Как твое имя?


***


Вечером я, попрощавшись с Рудом и кивнув матери, второй раз за день покинул этот дом. Вот только, обернувшись напоследок посмотреть еще раз на брата, я осознал, что мне очень сложно переступить этот порог. Отчего-то этот ребенок вызывал у меня слишком сильные эмоции и день, который предполагался светлым и легким, обернулся неприятным тянущим чувством где-то внутри, словно… Словно я делаю выбор, после которого у меня останется только один путь, с которого невозможно будет сойти.

Глупое, в сущности, ощущение, но, направляясь к Башне я чувствовал, как сильнее натягивается нить, тянущая меня к этому человечку. Мой младший брат… Он совершенно не волновал меня несколько лет, так почему сейчас я не могу выбросить его из головы?..

URL
2016-12-19 в 15:16 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 11: Микелькарго


К моему удивлению, с похоронной церемонии Киэльнод вернулся позже, чем я ожидала. Уже давно у меня сложилось впечатление, что свою семью он не просто недолюбливает, но презирает и даже… Ненавидит. Тем больше было моё удивление, когда Дантеорс вернулся практически в конце отпущенных ему выходных. И, более того, вернулся неожиданно счастливым. Нет, счастье его не было абсолютным, к нему примешивалась непонятная мне задумчивость и что-то ещё… Возможно, лёгкое раздражение, но оно было вполне объяснимо, все же, я прекрасно знала, насколько сильно Киэль не хотел посещать похороны своего отца.

Расспрашивать его или магов, что он брал с собой в качестве сопровождения, я не стала, надеясь, что он сам все расскажет, если посчитает нужным. Однако, долгое время, несмотря на то, что большую его часть мы проводили вместе, он ничего мне не рассказывал. Лишь один раз обмолвился, что был слеп и несколько лет упускал нечто важное. Чем являлось это важное, Киэль мне так и не объяснил, заставляя сгорать от любопытства и пока не ясной тревоги. Но от меня не укрылся тот факт, что преемник ведёт с кем-то оживленную переписку, что могло значить только одно: с кем-то из своей семьи Дантеорс все же смог восстановить отношения. Мать? Возможно…

Подавлять свой интерес я смогла недолго. Этому поспособствовал и тот факт, что радостное состояние Киэльнода стало видно не только мне. Пожалуй, один лишь Киэль не замечал за своей спиной перешептывания магов, удивляющихся такой внезапной смене настроения обычно сдержанного в эмоциях Дантеорса. И это… Это было совсем нехорошо. Киэль слишком привлекал к себе внимание. Пожалуй, в Башне магов только Мердис-ним мог позволить себе проявлять настолько неприкрытое счастье да и вообще эмоции в целом. Остальные же… Всем прочим магам оставалось руководствоваться принципом: «Случилось что-то хорошее или печальное? Изволь надеть холодную маску, дабы, не дай магия, не привлечь к себе чужого негативного внимания». Киэльнод же этим принципом жестоко пренебрег…

Разговор состоялся спустя пару недель после того злосчастного дня, когда Киэль получил письмо от матери, а я - приказ от Первого Мастера. Мой прямой вопрос о том, что же происходит, вызвал у подчиненного сильнейшее удивление. Похоже, находясь в состоянии эйфории, он совсем позабыл об окружающем мире, раз не увидел не только то, как провожают его недоумевающими взглядами маги Четвёртой Башни, но и моего интереса к происходящему, который я не особо скрывала, когда мы оставались наедине и можно было расслабиться. Как ни странно, но на его работе такое его состояние никак не сказалось, возможно, работа даже пошла более интенсивно, чему я, вспоминая свой собственный опыт, не сильно удивлена. Когда в жизни есть какой-то светлый момент, позволяющий отвлечься, даже самая тяжёлая работа даётся легче…

Когда же я услышала ответ… Это не был шок, но… Крайне неожиданно. Когда я проверяла досье своего преемника, в нем ничего не говорилось о наличии у того младшего брата. Однако, когда Киэльнод покидал отчий дом, его мать уже ждала ребёнка, о котором сам Дантеорс, по его же словам, на тот момент предпочел не думать, больше беспокоясь о сохранности собственной жизни. Теперь же, стоило Киэлю единожды увидеть маленького Руда, выкинуть его из головы он уже не мог…

Какого черта?! Ну почему, почему его дурной матери взбрело в голову пригласить Киэльнода на похороны ненавидимого им всеми фибрами души отца?! Не пришли она то письмо, он бы и не вспомнил о брате… Зато сейчас, стоит хоть кому-то узнать о его существовании и связать его с приподнятым настроением Дантеорса в последнее время… Рычаг для давления получается просто идеальный. И дело даже не в Первом Мастере… Те же маги, что сопровождали Киэльнода в тот день, наверняка им все известно. Что мешает им воспользоваться полученными знаниями, чтобы надавить на более талантливого, чем они, начальника? Да уж, лучше бы о Руде никто не знал вовсе. Проблем было бы значительно меньше. И что тревожило больше всего, так это понимание того, что донести свои мысли до Киэля я не смогу. Скорее всего, реакция у него будет негативная… Можно подумать, что я недовольна тем, что у него появился брат или же… Завидую тому, что у него есть семья, но на самом деле я рада. Действительно рада за него. Вот только что теперь делать?..

Высказав преемнику свои поздравления, я с мрачным предчувствием подавила мысль, что стоило ему все же рассказать о своих соображениях, но… Меня хватило лишь на то, чтобы мягко посоветовать ему умерить свою радость. Как-будто он меня послушает! Но за его бывшими сопровождающими я, пожалуй, присмотрю, на всякий случай. Хоть Киэль и подобрал на удивление дружную и слаженную команду, в Башню зачастую приходили люди, умеющие в нужный для них момент использовать и хорошее к себе отношение, и доставшуюся случайно информацию, несмотря на то, что это может кому-то навредить. Что ж, ещё одним секретом больше, но… Оно того определённо стоит.


***


День, когда мне пришлось все же рассказать об основном исследовании Четвёртой Башни и [Короле] в подземельях Башни Киэльноду, приблизился незаметно, хоть и был неотвратим. Возможно, я могла бы оттянуть посвящение Дантеорса в эту тайну ещё хоть на сколько-нибудь мизерный срок, но… Очередной [обряд] закончился уже привычным провалом, приближался новый совет Мастеров Башни, на котором мне нужно было доложить хоть о каких-то подвижках, которых на самом деле не было. К тому же, я надеялась что, хоть и таким мерзким способом, мне удастся привести Киэля в порядок, чтобы он прекратил привлекать к себе лишнее внимание. И, пожалуй, мне это удалось…

Не зная, как начать разговор, я просто создала телепортационный рунный круг, через который и провела преемника в подземелья, прямо в так называемую усыпальницу демонического [Короля]. Реакция Дантеорса последовала незамедлительно. Удивление, перерастающее в шок, куча вопросов и, конечно же, желание немедленно присоединиться к исследованиям. На все это я могла лишь смотреть с лёгкой полуулыбкой, испытывая в душе наимерзейшее чувство от неправильности происходящего. Но выбора ни ему, ни мне не оставили…

URL
2016-12-19 в 15:17 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 12: Киэльнод


Завязавшаяся переписка с братом на удивление легко вписалась в мой привычный уклад жизни — и теперь к исследованиям, привычной работе и тайным свиданиям добавилось и чтение писем от Руда и, соответственно, написание ответов. Даже стремление присоединиться к главному исследованию Четвертой Башни отошло на второй план, сменившись спокойным ожиданием того дня, когда Микель посчитает меня готовым. Признаться честно, что-то в ее нежелании допускать меня к этому проекту серьезно настораживало… Но я откинул все свои подозрения, понимая, что рано или поздно, но я окажусь в числе работающих над этим проектом, надеясь только, что успею присоединиться к исследованию до того, как то окажется близко к завершению.

Микелькарго все же не сдержала любопытства и прямо поинтересовалась, что же такого произошло в день похорон, раз у меня настолько приподнятое настроение?.. Признаться, я был очень удивлен тем, что ее интересуют подробности проведенного вне Башни выходного или хотя бы причины моего счастливого состояния последних недель. Хотя, если подумать, интерес Мастера вполне логичен — особенно, если принять во внимание наши тщательно скрываемые отношения… Признаюсь, я бы тоже не отказался узнать больше и о Микелькарго, и о причине ее давней усталости… Нет, просто больше узнать о женщине, которую я хочу и дальше видеть рядом с собой, и… и которую хочу однажды назвать своей женой. Жаль только, с Рудом их сейчас не познакомить…

Сбивчиво рассказывая о брате, я почувствовал, как на лице от воспоминаний об этот милом малыше вновь появляется счастливая улыбка, и даже беспокойство по поводу готовки матери уже не вызывало столь сильного волнения. Неясная тень, омрачившая лицо Микель в момент моего рассказа меня немного напрягла, но после искреннего поздравления о вновь обретенной семье, я решил, что ее реакция вызвана какими-то не слишком приятными воспоминаниями Четвертого Мастера о собственной родне. Учитывая, что до этого момента мы больше интересовались друг другом, нежели чем-либо еще, не удивительно, что мне ничего не известно о ее собственной семье — может, там были не самые лучшие отношения или вообще что-то наподобие моих «милых» родственничков… Какая разница? Не сомневаюсь, что если Микель захочет поведать мне о своей жизни до Башни, то она сделает это и без моих расспросов, которые могут оказаться для нее очень неприятными… Впрочем, ее осторожные опасения по поводу моего излишнего довольства и эйфории в последние дни я принял к сведению, понимая, что Микелькарго опасается того, что могут пойти слухи о наших отношениях… мне необходимо подняться выше — эти проклятые шпионские игрища уже успели здорово надоесть…

После этого нашего разговора течение моей жизни вернулось привычное русло, и такое затишье продолжалось еще некоторое время, после чего произошло сразу несколько важных событий — каждое из которых и по отдельности могло решительно перевернуть мою жизнь, а уж вместе им так поступить сама магия велела!.. Во-первых, я получил официальное подтверждение своего статуса Преемника Мастера Четвертой Башни и (что еще более важно) оказался посвящен в одну из главных тайн Башни Магов — источника того колоссального количества магической энергии, которой вольготно распоряжалась… И именно с этим источником, с останками [Короля] демонов, было связано второе событие… В казавшемся бездонном колодце магической силы начало виднеться дно — лет через десять-пятнадцать Империя рискует остаться без покрова многочисленных барьеров, защищающих ее от демонов или информирующих об их появлении Башню. И именно моей, Четвертой Башне, было поручено найти замену мумифицированному трупу высшего демона, побежденного самим Мердисом — важнейшее поручение, доказывающее, между прочим, компетентность магов нашей Башни… Все попытки выполнения которого проваливались — но теперь я хотя бы понимал причину той вечной усталости и горечи, также изредка мелькавшей на лице Микелькарго при моих вопросах о главном исследовании Четвертой Башни… Кто бы не начал отчаиваться, если бы раз за разом терпел неудачу в столь важном деле? Но я уверен, что с моим непосредственным участием попытки достать нового [Короля] на замену прежнему источнику или завершатся логичным успехом, или, по крайней мере, серьезно продвинутся вперед. Пока же мне предстояло тщательно изучить все записи об этом исследовании, чтобы знать, какие методы и способы уже были использованы, а затем составить пару-тройку собственных [ритуалов], доказывая, что меня не зря подключили к этому проекту. К сожалению, эти планы пришлось отложить на несколько дней — из-за третьего события.

Мать скончалась, и мне пришлось вновь просить о коротком отпуске, дабы решить все вопросы, связанные с похоронами, небольшим наследством и поиском опекунов для Руда. Организация похорон оказалась довольно муторным делом, но я, как мог, торопился, совмещая организационные вопросы с утешением брата и решением прочих проблем, так внезапно выползших на свет, чтобы успеть завершить все дела до того часа, когда мне придется вернуться в Башню. Я не был бы опечален смертью родительницы, если бы был единственным ее ребенком — но мне было искренне жаль брата, который плакал из-за матери…

Я оставлял Руда в доме родственников матери с тяжелым сердцем: у меня не было ни возможности взять его на попечение самому, ни хотя бы времени, чтобы помочь ему пережить эту утрату — ведь он даже из-за всего однажды виденного отца горевал, а что с ним должно твориться в таком случае сейчас?.. Я все это прекрасно понимал, но… Неугасающие амбиции требовали дальнейшего возвышения, в особенности сейчас, когда для этого появился реальный шанс, а наличие младшего брата только подстегивало это устремление — ни мной, ни им никогда не должны пренебрегать. И если я хлебнул этого сполна в свое время, то я сделаю все, чтобы этот ребенок ничего этого не познал на собственном опыте…

URL
2016-12-19 в 15:17 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 13: Микелькарго


Официальное назначение Дантеорса на пост моего приемника прошло быстро и не привлекло особого внимания, так как событие это было легко предугадать, ведь Киэль практически был моим преемником долгое время. Реакции Первого Мастера также не последовало, хотя я этого ожидала. Видимо, он решил высказаться по этому поводу на собрании Мастеров, которое должно было состояться уже совсем скоро. Киэльнод же, хоть и был рад своему назначению, также отреагировал сдержанно, ведь теперь его должность всего лишь стала официальной, всю полагающуюся работу он выполнял и ранее. Почти всю…

К [ритуалу] Киэль присоединиться пока не успел, посвящая практически все своё рабочее и свободное время изучению исследовательских журналов, большая часть из которых заполнялась мной лично и лишь самая малость - моими подчиненными, когда я доверяла, а точнее, малодушно скидывала на них проведение [обряда]. Судя по его спокойной реакции на прочитанное, Дантеорс успел ознакомиться лишь с самыми первыми исследованиями, не успев добраться до того дня, с которого начались первые жертвоприношения.

Сильно сомневаюсь, что узнав о том, как сейчас работает Четвёртая Башня, мой преемник сможет остаться спокойным. И я даже примерно не могу представить, какая реакция у него будет. По сути, практически все маги - убийцы, ведь в наши обязанности входит не только уничтожение демонов, но и борьба с человеческой преступностью, и каждый, кто собирается стать магом, об этом знает. Вот только есть огромная разница между тем, чтобы убивать демонов с преступниками, и тем, чтобы отправлять на заклание десятки и сотни людей, пусть они и являются теми же преступниками. Да и являлись ли они ими? Мердис-ним крайне «великодушно» взял на себя обязанность искать и доставлять в Четвертую Башню необходимые для [обряда] жертвы. Мне оставалось лишь дополнительно, на всякий случай, проверить их и наложить на несчастных все нужные заклинания. Кем являлись эти люди до своего попадания в камеры, для меня было секретом, и оставалось лишь надеяться, что крики об их невиновности были ложью, как и о том, что дома их ждут семьи… Не хочется даже думать о том, сколько людей по вине Башни лишились близких.

Наблюдая за тем, как кипа изучаемых Киэльнодом журналов становится все меньше и меньше, я могла лишь напряженно ожидать, когда он ознакомится с первым этапом исследований и перейдёт ко второму, начавшемуся незадолго до его вступления в мою Башню. Знание того, что во время проведения [обряда] погибло множество магов Башни, Киэля, судя по всему, не слишком напрягло. Думаю, он и сам догадывался о чем-то подобном, ведь как сейчас, так и на момент его вступления, в Четвёртой Башне сотрудников меньше даже чем в Первой, которая никогда не могла похвастаться большим количеством служащих.

Я терпеливо ждала, пока Киэль дочитает, готовясь ответить на его вопросы, предугадать его возможную реакцию, и с каждым днём напряжение становилось все больше. И оно нисколько не уменьшилось, когда Дантеорс получил известие о смерти своей матери и на несколько дней покинул Башню. Ожидание затягивалось, и мне все меньше хотелось, чтобы Киэль дочитал журналы…


***


— На этом наше собрание я объявляю закрытым, — произнёс Первый Мастер, заканчивая очередное совещание, затянувшееся едва ли не на всю ночь. В такие моменты я действительно начинала сомневаться, является ли глава Башни магов человеком и нужен ли ему сон вообще. В то время как мы со Вторым и Третьим Мастерами с трудом подавляли желание спать, Мердис-ним спокойно выслушивал наши отчёты и раздавал задания, игнорируя с ними лишь меня, порой от избытка эмоций вставая со своего троноподобного кресла и начиная ходить по кабинету. — Микелькарго, поздравляю с новым преемником. Задержись ненадолго…

Проводив взглядом устремившихся на выход коллег, я тихо выдохнула. Вероятнее всего, сейчас у меня будут интересоваться успехами Дантеорса и высказывать своё недовольство тем, что работа продвигается слишком медленно. По лицу Мастера во время моего отчёта было видно, насколько его не устраивает такое медленное продвижение исследовательской деятельности.

— Микель, почему нет никаких результатов? — растягивая слова спросил зеленоволосый, с присущей ему непосредственностью садясь прямо на широкий подоконник. — У тебя есть все необходимое… Материалы, средства, исследовательская команда, к которой, я надеюсь, в самое ближайшее время присоединится твой преемник. Так в чем же дело?

— Мердис-ним, это не так просто… Мир демонов полная противоположность нашему, даже если нам и удаётся продержать [дверь] открытой больше нескольких секунд, то провести через неё людей туда и обратно, чтобы они выжили, практически невозможно. Это и есть главная проблема… — ответила я, прекрасно понимая, что такое оправдание никому не нужно. Но это было действительно так. Времени, в течение которого [дверь] оставалась открытой, вполне хватало, чтобы пройти через неё и тут же вернуться обратно, но вернуть удавалось лишь трупы, да и то не всегда. Именно этой проблеме сейчас и уделялось особое внимание, но результатов пока не было.

— Микель, я доверил тебе поручение, от которого зависит судьба Башни. Мне нужны результаты… — вновь протянул Мердис, отворачиваясь от меня к окну. — Сделай что-нибудь, иначе мне придётся вмешаться. Возможно, у тебя просто не подходящие жертвы. Если не будет результатов, я подберу других… Иди.

Кратко попрощавшись, я вышла из зала совещаний. Теперь оставалось лишь надеяться, что у Киэльнода возникнут какие-нибудь новые идеи по поводу [обряда] и что он вообще не сбежит из моей Башни, ознакомившись со всеми записями об исследованиях. Думать же о том, кого Мердис-ним, славящийся своей не только жесткостью, но и жестокостью, мог посчитать подходящими жертвами для [обряда] не хотелось вовсе…

URL
2016-12-19 в 15:18 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 14: Киэльнод


Я закрыл последний журнал, посвященный [обряду], и отложил его в сторону. Да уж, пусть я и предполагал нечто подобное еще тогда, в самом начале, когда только начал читать о первых попытках открыть [дверь], но таких масштабов даже предположить не мог… Хорошо еще, что Микелькарго сейчас в месте проведения [обряда], и я могу спокойно обдумать прочитанное и подготовиться к грядущему разговору.

Малодушную мыслишку о подаче прошения на перевод в любую другую Башню я отбросил сразу же после того, как она закралась в мою голову – гордость, да и не только она, просто не позволяла бежать. Смешивалось все: и нежелание отступать перед трудностями (не говоря уже о том, что такой поступок либо перечеркнет мне всю дальнейшую карьеру, либо очень серьезно ее замедлит – о каком возвышении может идти речь, если кандидат на высокий ранг пасует при малейшей сложности?), и нежелание бросать Микель один на один со всем этим – пусть до этого моя поддержка была больше моральной, но теперь я могу поддержать ее не только не слишком-то и эффективными словами ободрения, но и реальной помощью в исследованиях… Пусть меня немного коробили человеческие жертвоприношения второго этапа исследований, но ведь это же были преступники, которых ждала казнь или долгое заключение, верно?.. Ведь именно так гласили записи, предшествовавшие описанию первой попытки [обряда] с использованием жертв…

Я резким движением потянулся за стопкой чистой бумаги, стремясь поскорее записать мелькнувшую в голове мысль и попытаться развить ее до еще одной формулы ритуала – как знать, возможно я окажусь прав, и именно этот вариант окажется удачен…

Я полностью погрузился в расчеты магических кругов, рунных цепочек и заклинаний, оставив в качестве неизменяемой основы только равностороннюю четырехугольную площадку - вместилище будущего магического источника Башни и четыре магических кристалла, энергия которых и обеспечивала проведение [обряда], не замечая времени, и отвлекся от написания магических формул только тогда, когда глухо щелкнул замок и на кабинет друг за другом легло несколько барьеров, складываясь в сложнейший комплекс, призванный максимально обезопасить беседу от чьего-либо любопытства. И нет, отнюдь не от досужего – такая связка, когда на один сильный защитный барьер приходилось сразу три малозаметных сигнальных барьера различной конфигурации, гарантировала, что любая попытка преодоления защитного поля окажется сразу же замеченной. Чьего интереса к разговору может опасаться Микель, если возводит такие щиты? Ни один маг нашей Башни не способен… Точно, ключевое тут именно «нашей», но с чего бы одному из высокопоставленных магов прочих Башен интересоваться разговором одного из Мастеров и его преемника?

- Возможно, я перестраховываюсь, но это точно не повредит, - ответила на мой незаданный вопрос Микелькарго, усталым жестом скидывая мантию на один из столов, сейчас заваленный стопками журналов с исследованиями. Кажется, она здорово нервничает из-за предстоящего разговора…

- Кажется, ты не слишком рада тому, что я закончил изучать записи об [обряде], - я откладываю в сторону перо и встаю с кресла, направляясь к любимой. Раз уж мы под таким барьером, то можно не изображать из себя строгого начальника и исполнительного подчиненного.

- Я бы предпочла, чтобы ты не был в это впутан, - глухо произносит Микель, утыкаясь носом мне в плечо. – Просто это такая грязь, что…

Она замолчала, а я крепче обнял ее, не зная, что на это ответить. И человеческие жертвоприношения, и пометка, что добыча «материала» осуществляется Первой Башней, под личным патронажем Мердиса-нима, заставляли надеяться, что в качестве жертвы используются преступники и рабы (было такое, не слишком-то афишируемое на территории Империи, но было), а не похищенные в крупных городах люди.

- Если мы не добьемся результата в ближайшие одну-две попытки, то начнется третий этап исследований, - продолжила тем временем Мастер. - Мердис-ним выразил свое недовольство, что у нас нет никаких подвижек в добыче нового источника, и пообещал подобрать новых, более подходящий жертв. И… мне не хочется даже предполагать, кого он может счесть подходящими жертвами.

- Я не собираюсь просить перевода, - тихо, но твердо произношу я, зарываясь носом в светлые волосы. – Я не собираюсь сбегать и бросать это все на тебя. И я сделаю все, чтобы один из последующих [обрядов] увенчался успехом, клянусь.


***


Следующие недели прошли за расчетами сразу нескольких новых вариантов [обряда] и подготовкой к их проверке – мои выкладки требовали серьезных изменений на самой площадке, вокруг заготовленной выемки в земле для тела Короля. Со всеми этими заботами, я стал зачастую забывать не то что отвечать, а даже читать письма Руда, которые в какой-то момент прекратились.

«Наверное, обиделся на меня,» думал я, пока шел к ритуальному залу, чтобы своими глазами пронаблюдать за ходом последнего [обряда], который произведут по моим расчетам. И если он не сработает, то вскоре начнется третий этап…

«Потом, когда мы добьемся успеха, возьму несколько выходных или даже небольшой отпуск… И хотя бы навещу его, когда появится хоть немного свободного времени.»

Решив для себя вопрос с письмами брата, я подошел Микелькарго, наблюдающей за завершением подготовки из-под накинутого на голову капюшона мантии. Я поступил также – у меня не было ни сил, ни желания, смотреть в глаза обреченным на смерть людям. И не хотелось думать, сколько правды в их отчаянных криках и мольбах…

- Тот же результат, - тихо произношу я так, чтобы меня услышала только стоящая рядом.

- Провал, - криво усмехается Мастер, у которой, как я прекрасно знаю, не вызывает никакого энтузиазма обещание лидера Башни помочь с подбором подходящей жертвы.

- Еще одна попытка или…?

Она отрицательно качает головой, делая знак следовать за ней. Мы возвращаемся в наш кабинет, и бумаги, сплошь покрытые расчетами и рисунками, разложенные по всем горизонтальным поверхностям, вызывают лишь отвращение.

Провал.

Ни одна из моих версий [обряда] не увенчалась успехом. Необходимо еще раз изучить все версии – где-то должна быть ошибка, крошечная, но при этом…

- Думаешь, мы подошли совсем не с той стороны к решению нашей проблемы? – интересуется Микель, отбрасывая капюшон назад и устало потирая виски, после чего я понимаю, что незаметно для себя высказал собственные мысли вслух. Надо быть внимательнее…

- Скорее всего. Нужно будет поднять записи обо всех провальных попытках провести [обряд], вычленить все общие моменты и определить, какие из них присутствуют во всех [обрядах]… - я снимаю с полки необходимый журнал, намереваясь сначала внести в него сегодняшние результаты, и потом уже начинать тщательный анализ. – Это дело не одного дня, но…

- Тогда займись этим, как закончишь с отчетом, - после короткого раздумья приняла решение Микель. – Не удивлюсь, если первый [обряд] в третьем этапе пройдет по самой простой схеме, просто чтобы проверить, насколько подобранная жертва нравится [обряду]… Но должен быть еще какой-нибудь вариант. Попытайся его отыскать, Киэль.

- Я обещал, - напомнил я, получив в ответ слабую улыбку, после чего мы оба отправились заниматься необходимыми вещами – написанием отчета по свежепровалившейся попытке совершения [обряда] и личным отчетом о том же самом событии Первому Мастеру.

Как же я хочу, чтобы этот чертов [обряд] увенчался успехом…

URL
2016-12-19 в 15:19 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 15: Микелькарго


Провалы с [обрядом] следовали один за другим. Даже несмотря на все усилия Киэля, мы практически ничего не добились. Каждый новый день был похож на предыдущий, мы оба сутками сидели в кабинете, с головой погрузившись в расчёты. Я видела, насколько неприятна Дантеорсу вся эта работа, и благодарила богов за то, что он не покинул Четвертую Башню, едва узнав о том, чем же она в действительности занималась. Но ещё больше я была рада тому, что Киэльнод не отвернулся от меня. Уверена, я смогла бы это пережить, но это было бы чудовищным ударом.

Мы стали меньше разговаривать друг с другом, отдавая все своё время работе над [ритуалом], надеясь на то, что удастся достигнуть хоть каких-то успехов до того, как Первый Мастер сочтет необходимым вмешаться и предоставить моей Башне других людей для жертвоприношения. Но с каждым новым крахом крепла уверенность, что третий этап работы с [обрядом] неизбежен. Мы пробовали в корне отличающиеся новые разработки, меняли формулы практически полностью, но толку с этого не было никакого. Ещё никогда Четвёртая Башня не сталкивалась с такими трудностями…

С головой погрузившись в работу, Киэль даже забыл о своём младшем брате, полностью прекратив с ним общение, что также не доставляло мне радости. Мне очень не хотелось, чтобы мой преемник пожертвовал ради Башни чем-то дорогим для себя, повторив судьбу многих своих предшественников. Возможно, было бы даже лучше, если бы его общение с братом прекратилось вовсе, но, вспоминая эмоции Киэля, когда он рассказывал о Руде, хотелось отодвинуть все мысли о возможных последствиях их общения на задний план. Башня своих магов лишала всего, это было нормой, но все же хотелось надеяться, что Дантеорс станет исключением из правил.

Видя, как тяжело ему даётся работа над порученным моей Башне заданием, я решила дать Киэлю выходной, подозревая, что сам он об этом не попросит, даже если возникнет такое желание. Хотелось, чтобы он увиделся, наконец, с братом и хоть как-то отвлекся от [обряда]. Именно поэтому выходной день своему преемнику я назначила на день, когда планировалось предпринять очередную попытку, на успех которой не было никаких надежд…


***


— Все приготовления завершены, Микель-ним, — произнёс один из моих подчиненных, когда площадка для проведения [обряда] была подготовлена.

— Приступайте, — в этот раз я снова была лишь сторонним наблюдателем, оставив работу с [ритуалом] исследовательской команде.

Кивнув, маг отошёл в сторону - отдавать распоряжения более низким по рангу коллегам. Сегодня [ритуал] проходил по одному из старых образцов с небольшими изменениями. И одним из изменений было количество жертв, которых стало едва ли не в полтора раза больше. Скованных по рукам и ногам людей скопом вывели на площадку мои подчиненные, уже привычно старательно отводя глаза и игнорируя крики. Я так же старалась не смотреть в глаза людей, которые уже через несколько минут должны были погибнуть, и оставалось лишь надеяться, что смерть их ждёт не слишком мучительная. Всех их я и так помнила в лицо, так как каждый раз лично приходила в камеры и накладывалась на них необходимые заклинания. Эту работу я не доверяла никому, о чем часто жалею. Если мои подчиненные не знали жертв [обряда] в лицо, имея возможность отвести взгляд, то я знала всех и не имела возможности даже выбросить их лица из памяти, которая каждый раз, когда из [двери] появлялись новые скелеты, услужливо подставляла на места голых черепов искаженные страхом лица.

Отчаянно просящих отпустить их людей вывели на площадку, где они тут же были скованы магией, не дающей им ни единого шанса на побег. Маги заняли свои позиции по периметру, после чего засверкали магические камни, наполненные магией до краев. Люди, по воле рока ставшие жертвами, закричали громче, то ли уже почувствовав на себе воздействие [ритуала], то ли от сильнейшего ужаса, который можно было увидеть на их лицах даже сквозь бьющий от камней свет. Руны, с невероятной тщательностью выведенные на площадке, засверкали под ногами жертв, после чего яркая вспышка на доли секунды ослепила всех присутствующих. Когда свет померк, кроме магов Башни на территории проведения [обряда] не осталось никого…

[Дверь], открывшаяся лишь на возможный минимум, тускло мерцала, но уже было ясно, что только что Четвёртая Башня потерпела очередной ожидаемый провал. Оставалось лишь дождаться, когда [дверь] закроется, на прощание оставив за собой груду скелетов или же пустоту. В то время как моя исследовательская команда пристально всматривалась в [дверь], дожидаясь закрытия, я устало прикрыла глаза рукой. Снова ничего…

Лишь благодаря тому, что мои глаза были закрыты, очередная вспышка света не ослепила меня, позволив мне первой увидеть, что же оставила после себя закрывшаяся [дверь]. И это было шоком… Единственный выживший среди всех жертв сидел на площадке, взирая на магов Башни, только начавших что-то видеть после краткого ослепления, пустым взглядом, сразу дающим понять — этот человек не сможет ничего рассказать о мире демонов. Что бы он там ни увидел, это свело его с ума. Чудом выжившая жертва не просила о помощи, не пыталась сбежать, но помимо этого её отличало от всех прочих одно — жертва была ребёнком… Но как?!

— Я так и думал, что это сработает, — раздался рядом со мной довольный голос. Повернув голову влево, я смогла увидеть незамеченного мной ранее Мердис-нима, который с холодным любопытством рассматривал ребёнка.

— Так новая жертва… Ребёнок? — с трудом выдавила я из себя, стараясь подавить эмоции и уже заранее зная ответ на свой вопрос. Я ведь всегда лично проверяла жертв перед [обрядом] и накладывала на них заклинания. И уж ребёнка я бы никак не пропустила. Только один человек мог без моего ведома привести новую жертву с наложенным на неё комплектом необходимых чар. И этот человек сейчас стоял рядом со мной, разглагольствуя о том, что отныне стоит заменить всех жертв на детей…

-…сама видишь, этот образец цел и невредим, хоть и выжил из ума. Столько лет бесплодной работы и напрасных усилий… Стоило использовать детей раньше, они идеально подходят. Теперь производите расчёты с учётом новых жертв, Микель, — вещал Первый Мастер, полностью подтверждая слухи о своей жестокости. Идеальные жертвы… Но это же дети! И это приказ… В голову невольно закрались мысли о том, насколько подходящей жертвой был бы такой сильный, просто чудовищно сильный маг, как Мердис-ним. Судя по всему, у него были все шансы посетить мир демонов и вернуться оттуда в своём уме. Вот только он никогда этого не сделает, дорожа своей жизнью. Неважно, сколько жертв потребуется, чтобы открыть идеальную [дверь], но рисковать собой Первый Мастер не станет…

— Да, Мердис-ним, мы изменим расчёты, — ровным голосом произнесла я и задала вопрос, ответ на который боялась услышать больше всего. — Что делать с ребёнком?

— Избавиться, конечно, — небрежно отмахнулся зеленоволосый, уходя прочь. — Рассказать он ничего не сможет, проводить опыты также нет смысла. Он абсолютно бесполезен.

С этими словами Мастер покинул площадку, а я снова обратила внимание на происходящее вокруг. Подчиненные взволнованно перешептывались, разглядывая ребёнка, на которого перевела взгляд и я. Избавиться… Этот мальчик выжил лишь для того, чтобы после его убили? Но что же такое он увидел, что свело его с ума? Снова одни вопросы, которые, впрочем, меня сейчас почти не волновали. Гораздо больше волновала перспектива того, что придётся стать убийцей детей… От одной только мысли становилось тошно и хотелось проклинать себя за то, что когда-то из глупости вызвалась работать с этим чудовищным [обрядом]…

Глубоко вздохнув, я накрыла ребёнка магическим барьером, стараясь не думать о том, что придётся с ним делать после. Необходимо было вызвать Киэля, прерывая его выходной. Не хотелось этого делать, но… О таком следовало сообщить как можно скорее…

URL
2016-12-19 в 15:20 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 16: Киэльнод


Попытки создать верный [обряд] все продолжались, а Первый Мастер, вопреки ожиданиям, даже не проявлял интереса к нашей работе. Из-за этого Микель с каждым днем все сильнее нервничала, с головой погружаясь в расчеты — если у нас выдался хоть какой-то шанс избежать вмешательства Мердиса-нима, то им следовало воспользоваться. Остается только искренне сожалеть, что из наших попыток ничего не вышло… Провал следовал за провалом — и мне уже даже перестали сниться кошмары. Слишком много жертв, слишком много отчаянных криков, слишком много потрепанных временем останков — их количество уже давно перешагнуло некую черту в моем разуме, и подлинный ужас происходящего перестал оказывать на меня влияние. И пусть чувство вины, каждый раз раскаленной иглой пронзающее сердце, не исчезло, но кошмары — они ушли.

Или дело все же было в том, что поглощенный работой над все новыми вариантами [обряда], я выматывался настолько, что меня хватало только на то, чтобы забыться коротким сном, едва моя голова касалась подушки, чтобы с утра вновь продолжить бесполезные расчеты?..

В глубине души я знал, что наши расчеты, все наши попытки скормить [двери] правильную жертву, все они — бессмысленны. Нет, то, что необходима жертва — очевидно. Демонический мир требовал плату кровавыми монетами — и мы пытались расплатиться жизнями и душами тех несчастных, что раз от раза использовали как материал, усыпляя совесть объяснением, что все они — осужденные преступники, зная, что мы не можем ничего сделать, даже если это не так… Если мы… нет, когда мы добьемся успеха, это будет значить, что мы уберегли Империю от полномасштабной демонической угрозы и отвели беду от прочих государств континента — ведь демоны, лишенные еще одного [Короля], будут ослаблены и разобщены, лишены того существа, что может одним своим желанием превратить хищников и бешеных животных в полноценную армию. Даже, если верить тому старинному трактату, что [Королей] было всего двое, то за столь длительный срок вполне мог появиться еще один, пришедший на замену погибшему. А это значит, что когда-нибудь, через несколько веков, когда новый источник истощится, те, кто придет нам на смену, смогут воспользоваться итогами наших изысканий и совершить [обряд], не затратив на него столько напрасных жертв. От нас останутся записи о наших исследованиях, но время… время сотрет наши имена со страниц истории. Наверное, это к лучшему, что от нас, грешников, убивающих во имя проверки собственных теорий, не останется даже имен — только письменные свидетельства о наших преступлениях, записанные собственноручно.

Но, чтобы это произошло, нужно добыть этого чертового [Короля] на замену прежнему, и именно поэтому даже в свой собственный выходной я продолжаю размышлять над [обрядом], надеясь отыскать решение этой безумной, по своей сложности, задачи.

Сухие строчки формул и цепочки рун складывались в бессмысленный узор, а попытки рассчитать новый магический круг неизменно проваливались — каждый раз оказывалось, что этот магический круг уже был… Я без сил опустился на пол, разглядывая белый потолок, подсознательно надеясь отыскать на нем хотя бы тень решения.

«Интересно, как там Руд?»

Внезапная мысль о младшем брате оказалась подобна солнечному лучу, пробившемуся сквозь грозовые тучи. Я улыбнулся своим воспоминаниям об этом ребенке, решив, что глупо тратить весь негаданный выходной на работу и потому неплохо бы повидаться с братом.

«Хотя бы извинюсь, что совсем перестал отвечать на его письма…»


***


Лето выглядел крайне удивленным моему визиту. Ну да, молодец Киэль, первый нерабочий день со смерти матери, а навестить брата ты додумался только вечером, хорошо хоть не самым поздним…

— Я ненадолго — просто выдалось немного свободного времени, вот и я решил проведать Руда, — с губ легко сорвалась ложь. Единственный человек, которому я мог честно рассказать о своем времяпровождении, сейчас наблюдает за течением очередного [обряда]. А родичу матери хватит и такого объяснения…

Дальше я выкинул все лишние мысли из головы, сосредоточившись на брате, которого позвали ко мне.

«Выглядит, как после болезни, » — обеспокоенно подумал я, но расспросам помешала просьба Руда. Я еще успел умилиться этой по-детски наивной просьбе, как почувствовал, как на ладонь ложится плотно свернутый клочок бумаги.

«Записка? Зачем?..» еще успеваю подумать я, как за левым плечом вспыхивает зеленым светом магический кристалл, голосом Кангельтрана взволнованно сообщивший, что меня срочно вызывает Микель-ним. Резко бросаю в ответ, что скоро буду, и после того, как камень исчезает в новой вспышке зеленого света, скомкано прощаюсь с братом, напоследок взъерошивая ему волосы.

«Неужели эта попытка увенчалась успехом?» - взволнованно подумал я, поспешно пряча записку в карман плаща. - «Наконец-то…»


***


Я чуть ли не бежал по коридорам, спеша к ритуальному залу. Неужели мы все-таки достигли успеха?..

…Нет, успеха не было — это я понял с пугающей ясностью. Это просто начался следующий этап в попытках совершить [обряд]. Еще более неприятный — об этом говорила детская фигурка, окруженная барьером, возле которого и стояла Микель, чье выражение лица было совершенно нечитаемым.

— Ребенок?! — все же срывается с моих губ шокированный возглас, хотя я уже понимаю, что это и есть новая жертва, обещанная Первым Мастером как более подходящая.

— Именно. Он единственный вернулся живым, пусть и не в здравом рассудке, — отвечает Микелькарго, бросая на меня предостерегающий взгляд, напоминая, что сейчас не то место и не то окружение, чтобы можно было говорить откровенно. — Со следующего [обряда] мы меняем испытуемых. Пока Первая Башня подготавливает материал, необходимо покончить с перерасчетом [обряда] под новых жертв.

Внутри меня все переворачивалось, а к горлу подступала тошнота. Взгляд вновь возвращался к ребенку, которому участие в [обряде] уже стоило рассудка, а вскоре и жизни. Ведь Башне он больше не нужен в силу своей бесполезности — ведь он не может поведать нам, что увидел [там], за [дверью] — и невольно представлял себе на его месте Руда…

И я прекрасно осознавал, насколько трудно Микель сейчас произносить эти слова. Это было слишком даже для нас — перешагнувших почти через все границы человечности…

URL
2016-12-19 в 15:21 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 17: Микелькарго


Рано или поздно все мы жалеем о собственных поступках, принятых нами решениях. По крайней мере, те, у кого сохранились хоть какие-то остатки морали. К этим людям я раньше причисляла и себя. Сейчас же… С началом третьего этапа исследований сложно сказать, сохранилась ли у меня эта мораль. Да, у меня сожаление, раскаяние… Но думаю, что кто-то другой на моём месте отказался бы от главенства над проводимыми Башней исследованиями намного раньше. Ведь уже первый [обряд] дал понять, что для открытия [двери] потребуются жертвы. Первый месяц исследований показал, что жертв потребуется нереально много. Разумеется, стоило отказаться раньше. Но не позволяли гордость, азарт исследователя и амбиции, упрямо твердившие, что, достигнув этой цели, я достигну всего. Этот проект стал едва ли не делом всей моей жизни. Сейчас же, когда осознание все же настигло меня, отказываться было даже не поздно, а… Страшно? Страшно представить, на что могут пойти Второй и Третий Мастера, одному из которых непременно передадут работу над [обрядом], в случае моего отказа. Эти люди никогда не отличались высокой моралью или наличием у них жалости, и если для меня принесение в жертву детей было гранью, за которую я переступить не смогу, то для них эта грань располагалась гораздо дальше. Возможно, эту ношу взвалили бы на Киэля, но я более чем уверена, что и он отказался бы, наплевав на то, что этот шаг перечеркнет все его достижения. Но это исследование должно быть непременно завершено именно Четвертой Башней. И думаю, мы приблизились к цели так близко, как никогда ранее… Пусть ни меня, ни Дантеорса, ни кого-либо еще из работающих над [обрядом] магов не запомнят, наше достижение войдет в историю, так как ничего подобного не удавалось сделать никому больше.

С началом третьего этапа работа над этим проектом начала продвигаться в два раза активнее. Мы получили невероятно много информации за несколько [обрядов], больше, чем за все предшествующие годы исследований, что заставляло надеяться, что мы сумеем закончить уже в ближайшие месяцы. Вот только это не доставляло радости, лишь ожидание скорого избавления от этой мерзкой работы заставляло трудиться дальше. Но чем дальше заходило дело, тем больше я и Киэль стремились отдалиться от работы над обрядом, занимаясь, в основном, лишь построениями новых ритуалов, доверяя само проведение [обряда] подчиненным. Помимо указанного, я оставила себе лишь работу с жертвами, но и от этого планировала отказаться уже к следующему [обряду], поставку жертв для которого задержали по неизвестным мне причинам. Первый Мастер, разумеется, не спешил докладывать мне об этом, узнавать же самой не было никакого желания. Мердис-нима не хотелось видеть вообще. После того, как он предоставил новую жертву, я начала испытывать к нему эмоции, которые верный подчиненный испытывать не должен. Отвращение и гнев, которые, впрочем, часто переходили в страх перед человеком, который не гнушался ничем ради достижения своих целей. Если раньше это качество казалось мне совсем неплохим, то теперь я уже в полной мере понимала, что оно под собой скрывает…

Все вышесказанное привело к тому, что работой над грядущим [обрядом] мы с Киэлем практически не занимались, лишь составив очередную формулу ритуала. Принцип наложения заклинаний на жертв я показала одному из подчинённых на уже имеющихся жертвах, теперь оставалось дождаться новых, с которыми работать буду уже не я, что вызывало немалую долю облегчения. Как только новые жертвы прибудут, будет проведён [обряд], а нам с Киэлем останется лишь проверить результаты и, учитывая вскрывшиеся погрешности, заняться формулой для следующего ритуала. Пока же мы были полностью предоставлены себе и друг и другу…

Практически все свободное время мы проводили вместе, стараясь любыми методами не дать повиснуть тягостной тишине, которая преследовала нас в течение всех последних дней исследовательской работы. Мы много разговаривали, избегая лишь темы [обряда] и… Брата Киэля. То, что о нем он говорить не хочет, стало понятно давно, как только начался третий этап. Брат моего преемника был ровесником тех детей, что регулярно умирали на ритуальной площадке, и я даже представить не могла, насколько тяжело даётся Киэлю эта работа. Думаю, ему было тяжело даже думать о своём брате, ведь даже на моё осторожное предложение посетить Руда в освободившееся пока время он ответил отказом. Мне кажется, что Киэльнод боялся увидеть своего брата и посмотреть ему в глаза, что было вполне естественно…

И, пожалуй, мне все же стоило заставить его взять выходной и увидеть родственника, мыслей о котором Киэль так старательно избегал, наверняка сразу же сравнивая его с жертвами [обряда]. Несколько дней, которые мы провели вместе, полностью самоустранившись от [обряда] и даже мыслей о нем, были просто прекрасны. Наверное, стоило насторожиться сразу же, ведь за все, даже всего за несколько дней мимолетного счастья приходится после платить. За несколько часов до нового [обряда] Киэльнод нашёл давно забытую записку, переданную ему его братом, после чего немедленно потребовал выходной и покинул Башню…

Отсутствовал Дантеорс несколько дней, не выходя на связь и лихорадочно перемещаясь из одного конца города в другой, используя телепортационные круги. Лишь после мне стало известно о пропаже его брата, после чего я немедленно сама отправилась за Киэлем, едва ли не насильно вернув его в Четвертую Башню, стараясь объяснить ему, что так он лишь привлекает нежелательное внимание. Пришлось использовать все свои связи, чтобы выяснить хотя бы местонахождение людей, у которых жил младший брат Дантеорса. И эти усилия вскоре принесли свои плоды… Уже через пару дней после возвращения Киэля пришло известие о том, что торговый корабль был подвергнут нападению высокоуровневых демонов. Корабль, владельцем которого являлись работорговцы, в руки которых волей поганого родственника Дантеорса попал Руд, надежды на выживание которого не было никакой…

URL
2016-12-19 в 15:23 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Глава 18: Киэльнод


Это был конец.

Все резко, в один миг, стало бессмысленным и напрасным. Все [обряды], ради которых я загонял угрызения совести как можно глубже, стараясь не смотреть на останки очередных несчастных, принесенных в жертву ради благополучия Империи. С началом третьего этапа мне перестали помогать мысли о брате, ради которого я, упрямо стискивая зубы, готов был окунуться в любую грязь, лишь бы закончить расчет этого проклятого ритуала и подняться выше, достигнутым успехом упрочив собственный статус. И после этого забрать брата от временных опекунов, дать ему нормальную семью и заботу… А теперь Руда нет. Нет из-за моей глупости, недальновидности, страха смотреть ему в глаза, памятуя о жертвах недавних [обрядов]… Микель пытается снять с меня хотя бы часть вины, говоря о том, что ей следовало отправить меня навестить брата в приказном порядке, что я не мог и предполагать, что мои родственники окажутся настолько глупы, раз решат перейти дорогу магу Башни — и тень мрачного удовлетворения, мелькающая в разноцветных глазах, говорила мне о том, что мне не придется жалеть о том, что я не причинил никакого вреда этому ублюдку, спеша разыскать Руда.

Но… это совсем не помогало мне заполучить хотя бы временное успокоение, заставляя мучиться бессонницей и пить бодрящие зелья — это было больно, раз от раза видеть в своем сне Руда, с радостью и надеждой смотрящего на меня. Слишком больно было видеть возможное будущее, которое никогда уже не случится…

Я пытался забыться в работе, продолжив вместе с Мастером прорабатывать новые варианты [обряда] — как бы я не относился к этому исследованию, но не завершить его успехом значило бы сделать все оборванные жизни… точнее, смерти всех людей, принесенных в жертву во имя достижения нашей цели, ради которой и был затеян [обряд], бессмысленными. Раз уж мы внесли внушительный аванс кровавыми монетами, то следовало получить то, за что уже немало заплатили и продолжим платить. И потому по ночам, вместо того, чтобы безуспешно пытаться заснуть, я рассчитывал еще один ритуал, нещадно перекраивая тщательно сделанные расчеты, если мне в голову приходила новая идея. У меня только одна попытка для совершения нового [обряда], который обойдется без жертв и который должен достигнуть цели. Это единственное, что я могу сделать…

Погруженный в свои мысли, я постепенно отдалился от Микелькарго, у которой достало такта не лезть мне в душу, а молчаливо поддерживать в ожидании, что я или справлюсь сам, или захочу выговориться, разделяя с ней свое горе. Мне было только на руку наше охлаждение в отношениях — ведь увидь Микель черновые варианты [обряда], который я мысленно называл четвертым этапом, то она тотчас бы поняла, почему новый вариант требует такого колоссального вложения магической энергии и совсем не нуждается в жертвах.

Я не стану перекладывать это на кого-либо еще.


***


— Еще одна версия [обряда]?

Четвертый Мастер даже не выглядела удивленной, с сочувствием во взгляде смотря на меня. Глупо было бы ожидать, что она не понимает, что, даже покинув наш кабинет, где и велась проработка всех ритуалов, я продолжаю думать об исследовании, пытаясь забыться в работе. Полагаю, Микель не возражала бы, если бы почти круглые сутки проводил за собственным столом, в надежде, что я смогу так быстрее прийти в себя.

— Он практически доработан, но избавиться от некоторых внешних факторов не выйдет, а потому потребуется более изолированное место, чтобы в случае провала избежать больших жертв и разрушений, — спокойно прошу я, надеясь, что мое безразличие она спишет на усталость и бессонницу. — Я хочу сам проверить этот ритуал, а мои подчиненные станут в нем моими ассистентами.

— Нам потребуется время, чтобы подготовить требуемые накопители. С подходящей площадкой проблем нет, но вот магические камни необходимого заряда… — Микель в задумчивости провела указательным пальцем по губам, а я невольно задерживаю дыхание, глядя на этот жест, не несущий никакого подтекста, но не испытываю никакого желания. Все же, я действительно очень устал…

— Площадка будет полностью подготовлена через три-четыре дня — это если в запасниках найдется необходимое количество магических камней с требуемыми характеристиками. Если же нет, то придется или запрашивать другие Башни, или ждать изготовления. Впрочем, Мердиса-нима, — мне показалось, или в ее голосе действительно промелькнуло отвращение? — наверняка заинтересует результат этого варианта [обряда], так что проблем быть не должно.

Я лишь молча киваю, показывая, что все услышал и понял. Все же, как хорошо, что она списывает мое состояние на усталость…

— Киэль, постарайся выспаться, — тихо просит меня Микелькарго, откладывая в сторону бумаги с описанием новой формулы. — В таком состоянии ты просто провалишь проводимый ритуал из-за одной только усталости.

— У меня есть время для этого, — пожал плечами я, пытаясь выдавить из себя хотя бы слабую улыбку.

Что-то у меня все же получилось, раз меня отправили отсыпаться, пообещав лично проинструктировать напрямую подчиненных мне людей для подготовки к новому [обряду]. Попрощавшись, я покинул кабинет, незаметно переводя дыхание. Это было самое уязвимое место моего плана — хоть я и знал, что по описанию ритуала нельзя понять самого главного, но я опасался, что, увидев воплощение моих схем, Микель что-то поймет и отложит осуществление [обряда] до того времени, как получит от меня ответы на вопросы, отвечать на которые я совсем не хотел.

Это моя расплата за гордыню, за безразличие, за эгоизм… Расплата за все то, что привело к смерти Руда.

Расплата за мои грехи перед людьми и собой.


***


Магическая сила закручивалась в центре заготовленного квадрата с шорохом ветра, по краям оформляясь в трепещущий барьер, постепенно скрывший от взглядов происходящее в центре. Впрочем, водоворот из энергии, поступающей из огромных кристаллов, был пока что единственным, что скрывалось за стеной из магической силы.

Магически камни опустошались очень быстро, заставляя стоящего рядом со мной Милаберджа нервничать и опасаться, что заряда камней не хватит. Прочим моим подчиненным сейчас не до пустой суеты — именно они сейчас направляют силу, необходимую для активации [обряда].

Осталось совсем немного.

Все этапы в попытке совершить [обряд] объединяло одно — [обряд] требовал кровавой жертвы. И если сначала маги-участники погибали из-за недостатка сведений о попытках открыть [дверь] силами людей, то прочие жертвы были… не слишком подходящими. Страшащиеся смерти люди, которых связанными вталкивали в рунные круги, стремясь нащупать узкую тропку в полной темноте — они позволяли только приоткрыть щель, которая сразу запахивалась обратно. Дети были чуть лучшим вариантом, но также не годились завершения ритуала. Я же собираюсь проверить четвертый вид жертвы [обряду] — сильного мага, добровольно и полностью осознанно принесшего себя в жертву миру демонов. Мага, который в одночасье утратил все желание жить…

— Дантеорс-ним! Преобразование…

— Оставайся на месте, — приказываю я взволнованному мужчине и делаю первый шаг вперед. — Поддерживать систему в равновесии вплоть до самого окончания. Любой ценой!

Вот и пришло время последнего подношения…

Я делаю последний шаг вперед, пересекая преграду, и начинаю падать вниз, уже понимая, что и этот [обряд] провалился. Но мне уже все равно…

Прикрываю глаза, чтобы не видеть багровую пустошь, как взгляд цепляется за колоссальное количество человеческих останков, а в голове начинают биться воспоминания — сначала мои, а затем и тех, кого приносили в жертву. Их память, их страх, их боль. Короткие обрывки, проходящие перед внутренним взглядом, стоило мне только перевести взгляд с одного истлевшего костяка на другой, пока я не наткнулся на очередной детский скелет и не увидел воспоминания принесенного в жертву ребенка.

Нет!.. Этого не может быть!..

Но воспоминания не могли лгать. Это действительно был…

Первый [обряд], подготовкой жертв которого занималась не Микелькарго — а ведь я всегда сопровождал ее, с той поры, как присоединился к исследованиям, разделяя бремя ответственности с любимой женщиной. Но винить ее у меня не получалось: я знал, какое отвращение она испытывает к третьему этапу, как завуалировано мы называли необходимость приносить в жертву детей, надеясь, что это иносказание поможет обмануть собственную совесть. Знал и даже не принял на себя эту гнетущую обязанность — как преемник Четвертого Мастера, как маг, который разрабатывал новые варианты ритуала. Я ведь мог его спасти, мог предотвратить непоправимое…

Это действительно моя вина…

Меня обожгло болью. Такой же, что и в увиденных воспоминаниях.

Пусть и с запозданием, но я разделю с тобой смерть, Руд…

…Мое сознание медленно погружалось во тьму, а собственное чувство вины и отчаяние толкали меня вперед, туда, где улыбалась темнотой бездна, что ждала меня, наверное, всю мою жизнь…

URL
2016-12-19 в 15:24 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Эпилог: Микелькарго


Раньше я нередко задумывалась о том, насколько далеко простираются пределы человеческой глупости и попыток обмануть самих себя. И я никогда не причисляла себя к людям, способным пойти на самообман, приглушить интуицию и плохие предчувствия, чтобы не тревожить лишний раз душевное равновесие. Я считала все это одной из самых глупых ошибок, которую в итоге совершила и сама. Глядя на то, каким мрачным и замкнутым стал Киэль, как он проводит все своё время в работе над новым ритуалом, который по его собственным словам должен был быть идеальным, я постоянно игнорировала свою интуицию, подталкивающую меня хотя бы раз посмотреть из-за плеча Киэльнода на многочисленные листы с расчётами для [обряда], из-за которых он практически забыл про сон и еду, едва ли не сутками сидя в кабинете и, как я подозревала, даже в своей комнате не переставая думать об этом. Сделай я это, многое произошло бы по-другому…

Если бы я хоть единожды посмотрела на плоды работы своего заместителя, я бы сразу поняла, что он задумал. Разработанный им [обряд] в корне отличался от десятков других, что были ранее… Сумей я предотвратить его проведение, сейчас подземелья Башни магов не готовились бы принять нового демонического Короля, маги моей Башни были бы все так же загружены работой, в камерах томились бы очередные жертвы, Четвертая Башня не вошла бы в фавор у Мердис-нима, а Дантеорс… Дантеорс сейчас был бы жив, а не сгинул бы в мире демонов, не оставив после себя практически ничего, кроме завершенной миссии по проложению пути в мир демонов и отлову [Короля].

Но я, смотря на все более уходящего в себя Киэля, надеялась, что это временное явление, что он сможет отойти от смерти брата и станет прежним, пусть не сразу, со временем, но вернется ко мне… Глупо надеялась, что все наладится, старалась не досаждать ему своим вниманием и хоть как-то пытаться успокоить, когда стоило действовать совсем наоборот. Не оставь я его наедине с его мыслями и чувством вины, он бы остался жив.

Прошло уже больше трёх недель с того злополучного ритуала, когда Башня приобрела все, а я все потеряла, но произошедшее настолько врезалось в память, что я не смогу это забыть уже никогда. Этот [обряд] по настоянию Киэля должен был проводиться без моего участия и присутствия, даже без человеческих жертв, как я тогда думала. Все это вызывало тревогу, которая вкупе с терзавшей меня интуицией все же заставила меня достать спрятанную в защищенном магией столе заместителя папку с расчетами нового [обряда]. Однако к своим предчувствиям я прислушалась слишком поздно. Первые же просмотренные листы дали смутное представление о том, что собирается сделать Киэльнод. Дальше я просто не стала читать, надеясь, что успею прервать [обряд] до его финальной стадии, когда будет принесена единственная, но крайне ценная, за счёт добровольности, жертва. Ещё никогда мне не удавалось создавать телепортационные круги настолько быстро. Вот только в этом не было никакого толку, так как переместиться напрямую на исследовательскую площадку было невозможно из-за скопившейся на ней магии. Переместившись настолько близко, насколько это было возможно, я бросилась бежать на площадку, в глубине души понимая, что уже опоздала.

На место проведения [обряда] я пришла как раз вовремя, чтобы увидеть, как силуэт единственного дорогого для меня человека исчезает в свете, исходящем от магических камней и только начавшей открываться [двери]… Не успела… Опоздала всего на несколько секунд… Тогда я просто замерла, не в состоянии сдвинуться с места от глубочайшего шока. Но на меня даже никто не обратил внимания, все присутствующие на площадке маги, не успев отойти от не меньшего шока, тут же были подвергнуты ещё большему и теперь неверяще рассматривали распахнувшуюся перед ними [дверь]… Настоящую, полноценную [дверь] в мир демонов, которая, похоже, и не собиралась закрываться в ближайшее время. Всего одна добровольная жертва сделала то, что не смогли сотни других принудительных… Это было бы триумфом и облегчением от того, что ненавистная миссия по открытию пути в мир демонов и извлечению оттуда демонического Короля подошла к концу, если бы жертвой не был Киэль…

Шок прошёл быстро, и на меня, как лавина, обрушилось осознание случившегося. Его больше нет… Человека, близость с которым, как физическая, так и духовная, заставляла испытывать нереальное счастье, больше не существует. Я не могла в это поверить, хотелось самой пройти через [дверь] и найти его, вернуть обратно. Вот только сил сдвинуться с места хотя бы на шаг не было. Не было у меня, но были у Мердиса, который, похоже, находился на площадке уже достаточно давно. То, как он тенью метнулся к [двери] и исчез в арке портала, видимо посчитав, что лучшего шанса ему больше не представится, я заметила как-то отстранённо… Мне не было до этого никакого дела, ведь только что я потеряла человека, жизнью которого дорожила больше всего…

Тогда я просто ушла с площадки. Меня не волновало, закроется ли [дверь], оставив Первого Мастера навсегда в мире демонов или же тот триумфально вернётся с телом поверженного [Короля]. Я просто ушла в свой кабинет, где раз за разом начала перечитывать расчёты финального [обряда], вновь и вновь цепляясь взглядом за аккуратно и в тоже время небрежно написанные формулы, в очередной раз поражаясь уму этого мага… Расчёты были идеальны и просты. Удивительно, как это не пришло никому в голову раньше. Наверное, все дело в том, что никто и подумать не мог, что кто-то вот так просто мог пожертвовать своей жизнью во благо Башни и Империи… Хотя, кто знает, что испытывал Киэльнод, делая шаг за шагом в открывающуюся [дверь]?.. Вот только Киэль принес себя в жертву не во имя какого-то чертова блага, и даже вина перед братом стояла не на первом месте. Уверена, в первую очередь это было сделано ради того, чтобы предотвратить еще большие жертвы, положенные на алтарь блага Башни магов…

Но почему, почему он не рассказал мне?! Почему я сама не прислушалась к своей интуиции?! Это моя вина… С самого начала… Ещё тогда, несколько лет назад, когда мне поручили, а точнее я сама взвалила на себя эту миссию, ведомая своими амбициями, я думала, что мне нечего терять. Пост? Нет, его бы я не потеряла, даже завершись миссия полным крахом. Более подходящего претендента на титул Четвёртого Мастера Башни найти было бы сложно. Семья? Но у меня нет семьи… Близкий человек? Что вы, какие глупости, ну откуда ему было бы взяться?! Не убеди я Дантеорса поступить на службу именно в мою Башню, он был бы жив. Но я сама, практически своим руками привела его к смерти, разделив с ним по глупости взятую на себя неподъемную ношу, от которой он смог меня избавить, отдав свою жизнь. Загляни я в его расчёты ещё тогда, когда он объявил об их завершении, я смогла бы переубедить его… Мы нашли бы другую жертву… Неужели мало в Башне фанатиков, способных отдать жизнь во имя «великого блага»? Много, очень много… Но теперь уже поздно.

Я не могу сказать, сколько времени провела в своём кабинете, читая расчёты, которые навсегда врезались мне в память. Несколько часов, день, или даже больше? Не чувствовала усталости, ничего, кроме пустоты, которая медленно заполняла меня изнутри. Лишь после я узнала, что посещение Мердисом мира демонов закончилось абсолютным успехом. Он сумел захватить [Короля], после чего мои подчиненные, ранее бывшие и подчиненными Дантеорса, начали сразу подготавливать все необходимое для того, чтобы Башня и барьеры Империи начали постепенно переходить на подпитку от нового магического источника, старому же была уготована участь питать собой более незначительные объекты до своего полного опустошения.

Эта работа длится и сейчас и практически близка к своему завершению. Уже через неделю новый источник начнёт отдавать свои силы вместе со старым. Моя Башня, как и я сама, стала предметом восхищения и многочисленных слухов, которые я слышала краем уха, покидая свой кабинет ради того, чтобы посетить собрание Мастеров. Все говорили о том, что мы совершили невозможное, но почти никто не говорил о том, чьей на самом деле это было заслугой. Наверное, имя Дантеорса останется лишь в памяти магов Четвёртой Башни, но после и там оно подвергнется забвению, как и моё собственное. История сотрет все имена, сохранив лишь подвиг, совершенный Четвёртой Башней под руководством безымянного Мастера и его заместителя.

То собрание почти не сохранилось в моей памяти. Похвалы Первого Мастера, завистливые и ненавидящие взгляды от двух других. То, что я так жаждала заполучить ранее, теперь не вызывало никаких эмоций. Удалось лишь отстраненно поблагодарить Мердиса за его похвалу и кое-как изобразить гордость. Мои мысли занимало совсем другое. Там, на ритуальной площадке, мне казалось, что я потеряла абсолютно все. На какое-то время даже пропала воля к жизни, которая, впрочем, вспыхнула с новой силой всего за несколько дней до того собрания. Киэльнод, который, казалось бы, исчез бесследно, все же оставил память о себе. Оставил то, о чем узнать не должен был никто. Прятать его нужно было стократ усерднее, чем наши с Киэлем отношения, ведь если о нем узнают… Жизни не дадут ни мне, ни ему. И именно из-за него я сейчас лихорадочно ищу пути побега, способа покинуть не только Башню, но и саму Империю незамеченной. Исчезнуть без следа, чтобы никто и никогда не нашёл меня и не узнал о том, что оставил мне Дантеорс. Из-за меня он отдал жизнь, я не помогла ему, когда это было необходимо больше всего, не спасла… Но жизнь его ребёнка я сохранить просто обязана. Пусть время сотрет наши имена, останется нечто иное, гораздо более важное, то, что я не отдам уже никому. Останется продолжение, его и моё…

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Личный архив VT

главная