Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:10 

Отблески изначальной темноты

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
Автор: Viverna Totek

Бета: Кошка_Шляпника

Критическая оценка написанного: Кошка_Шляпника & Bloody Song

Основные персонажи: Лиспен, Орфелл, Эльзебел
Пейринг или персонажи: Лиспен, Тень, Орфелл, Эльзебел, Рубимонтер, Микель, Шикмуон, Ланосте
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Юмор, Драма, Экшн (action), AU, Учебные заведения
Предупреждения: OOC, Смерть второстепенного персонажа
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Перепалки, из-за которой уже державшие в руках телепортационный свиток Руд и Мастер не смогли сбежать от приближающегося к ним Шикмуона, не произошло, и опионские маги благополучно удрали, не попавшись на глаза магам Башни.
И с этого момента вся известная история пошла совсем по иному пути.

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.

Примечания автора:
Написано по заявке вот к этой зарисовке (заодно служащей прологом к этому фф): ficbook.net/readfic/3451398/11242661#part_conte..., ассоциируется лично у меня с длинным-предлинным фреймом и потому выкладывается одной частью.

@темы: Джен, Тьма на ладони, Черная Мгла

URL
Комментарии
2016-12-16 в 01:13 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
«Гребаный Черныш!»

Шикмуон взбешенно смотрел на то место, где еще совсем недавно стояли беловолосый мальчишка и Мастер Опиона и где сейчас красовался весьма красноречивый след от магической печати.

«Снова удрал!»

Алая аура, окутывающая высокую фигуру в форме ученика Херэиса, отозвалась на ярость хозяина тихим треском, напомнившим бы любому, услышавшему этот звук, сухой гром. Другое дело, что услышать этот звук, равно как и получить промеж глаз аналог молнии от взбешенного Шика, пока было некому — маги Башни, ауры которых Шикмуон ощущал неподалеку, еще не приблизились к нему настолько близко.

— Шикмуон! Кто это был?!

У старшего из балахонников хватило ума прокричать эту фразу с безопасного расстояния и не рисковать приближением к нему. Огненный маг проигнорировал обращенный к нему вопрос, заявив, что в Гелиосе ему делать больше нечего. После чего спокойно прошел мимо ошарашенных его поведением магов и направился прочь, размышляя над дальнейшими действиями.

Разумеется, у него был с собой портальный свиток — и даже не один. А еще у него была неизменная пластинка-артефакт, которая, будучи сломанной, передавала сигнал связанному с ней артефакту, сигнализируя, что он серьезно влип, но вот уже она в данном случае была бесполезна. Так что Шикмуон шагал прочь от этой гребаной школы, даже не задумываясь над тем, сколько будет полоскать ему мозг старик, раздосадованный тем, что Шик забил на задание и покинул Гелиос, так ничего и не выяснив.

Хотя нет, кое-что он все-таки узнал.

Но делиться этими сведениями с Ланосте Шик не станет.

«Теперь ты точно от меня никуда не спрячешься, Черныш…» — усмехается Шикмуон, решая дать беглецу небольшую фору. «Успокойся, подумай, что я решил, будто бы ошибся. Потеряй бдительность.»

Что-то на самой границе чувствительности заставило парня резко обернуться. Вершина, судя по всему, купола фиолетового цвета, в той стороне, где должен находиться Гелиос. Расстояние тоже, вроде как, подходит… Шик равнодушно пожимает плечами, ничуть не заинтересовавшись этим феноменом, и идет дальше.

«Мы еще поиграем, Черныш.»

***

— Вот ведь… О чем он вообще думает?

Орфелл проводил взглядом удаляющегося прочь Шикмуона. Маг первого ранга в очередной раз подтвердил собственную репутацию, точнее, ту ее часть, что описывала Шикмуона как абсолютно непредсказуемого мага. Разумеется, что-то в его поведении можно было предугадать, но это была лишь капля в море…

— Орфелл-ним, может, стоило попытаться выяснить, с кем Шикмуон собирался сразиться? — помощник даже не старался скрыть радость от того, что маг Общества больше не будет отравлять им жизнь своим присутствием. Орфелл бы и сам порадовался, если бы не какое-то паршивое предчувствие.

— Он не скажет, — отрицательно качает головой мужчина. — Впрочем, не удивлюсь, если свиток активировал сам Шикмуон, каким-то образом почуяв рядом с Гелиосом Черного мага.

— Но… — начавший было возражать Деон замолкает, понимая, что пустые рассуждения бессмысленны. Гораздо проще вернуться в Гелиос и, активировав барьеры, проверить, кто исчез.

***

— Вот и все! — жизнерадостно провозгласил хвостатый, отнимая руку от барьера. — Теперь нам не помешают. Ну или не помешают раньше времени всякие там странные личности…

Эльзебел на секунду прикрыл глаза, в задумчивости проводя пальцами по татуировке.

— Так, что у нас там дальше по списку?

***

То, что противное сосущее ощущение, которое начал испытать Орфелл в тот миг, когда Шикмуон заявил, что происходящее в школе его более нисколько не интересует, было предчувствием сильнейших неприятностей, старший из магов Башни понял сразу. Мощный барьер неизвестной конфигурации непрозрачным куполом накрыл всю территорию школы.

Можно было сказать только одно — барьер самостоятельно они не снимут. Слишком сложное переплетение магических линий, слишком много силы вложено в это заклинание, чтобы его можно было вот так с налету без последствий развеять.

— Проклятый Шикмуон, — чертыхается Орфелл, когда ему приходит в голову мысль о том, что маг первого ранга вполне мог бы проделать в этом барьере недолговечную брешь, и тянется за зеленым кристаллом, чтобы связаться с Башней.

Оставалось только надеяться, что профессор Роуэлл и сэр Лиспен займутся не только охраной собственных подопечных, но и организуют других магов для обеспечения безопасности детей.

***

— Они начали действовать.

Голос [Тени] подобен шелесту листьев. Не слишком приятное слуху звучание, но крылатый уже слишком привык к сомнительному вкусу своего союзника.

— Малышка Рубимонтер так нетерпелива… Похоже, Диорук успел проинформировать ее о твоем прибытии сюда.

— Найди его, — проигнорировал выпад проекции Лиспен. — А я разыщу [сосуд] и организую здешних наставников для охраны детей от шавок Рубимонтер. Жаль, не получится выставить так, будто ты — один из них…

— Они не учуют [силу]. А заставить тебя проявить свою подлинную природу они не смогут, — по голосу [Тени] можно было предположить, что оригинал пожал плечами. — Их действия нам только на руку… Пока что.

— Поэтому нам следует сделать так, чтобы эти помехи встали на нашем пути в последний раз, — мрачно сверкнул глазами мечник, обернувшись к собеседнику. — Поспеши найти Диорука.

И демон, уже многие годы успешно играющий роль человека, являющегося [магом], направился туда, где вероятнее всего найти младшего Артиана — глупо рисковать своей личиной сейчас и пользоваться своими настоящими силами, когда появился шанс устранить самозванку, посягающую на [его] место в их родном мире, чужими руками.

Лиспен нисколько не сомневался, что барьер успешно взломают маги Башни. Другое дело, что на это у них уйдет несколько часов, а значит, им необходимо задержать наглецов здесь до этого момента. Рубимонтер высокомерна, и ей слишком нравится по малейшему поводу демонстрировать «свою» силу, доказывая всему миру что-то. Так что… нужно просто задержать ее здесь, а дальше… дальше она все сделает сама.

***

Тессиана Роуэлл, вопреки сложившейся ситуации, была абсолютно спокойна и нисколько не смущена потерей магической силы. Личный страж принцессы, состоящая во второй магической дивизии Империи, прекрасно осознавала, что под этим куполом, накрывшим школу и лишившим ее доступа к собственной магической силе, магии лишены абсолютно все. И те, кто стоит за всем этим, не являются исключением. Также маловероятно, что их целью является Юти: для тех, кто может спокойно потратить столько магической силы на один-единственный изоляционный барьер и (как будто этого мало) без всякой подготовки накрыть им весьма обширную территорию… Один-единственный маг второго ранга не будет являться препятствием для этих неизвестных. Значит, нужно просто держаться в стороне и оберегать девочку, которая успокаивает себя тем, что тискает недовольно попискивающего дракончика. Пару раз тот предпринимал попытку сбежать, но, натолкнувшись на ее ледяной взгляд, затихал, позволяя Юти вновь взять себя на руки.

— Эх, Диорук-ним… Во что тебя превратили? — с нарочитым сочувствием спросили от окна.

Все четверо резко вскинулись, смотря на проникшего через окно парня в фиолетовом костюме.

— Кто ты? — требует ответа Роуэлл, держа на изготовку меч и загораживая демону (кем еще мог быть обладатель вертикальных зрачков и лисьего хвоста, при учете того, что барьер развеивает магию?) проход к Юти, которую так же живым щитом закрыл Ром.

— О, это совершенно не важно! — нахально улыбается рыжий, сверкая слишком длинными для человека клыками. Тессиана хмурится, чуть сильнее сжимая рукоять клинка, и визитер примирительно вскидывает руки: — Да не переживайте так, мне безразлична ваша подопечная! Я всего-навсего хочу забрать милейшее создание, которое ребенок держит на руках.

Эльзебел замолкает и после секундных размышлений демонстрирует собственную магию, давая человечке принять правильное решение, ведь он и так задержался из-за боя с соратником [предателя]. Не то чтобы лис испытывал большой восторг от Руби-ним, но не им, простым демонам, оспаривать решения [Короля] — а раз [он] в свое время решил доверить ей такое могущество… Раз так, то [сила] должна вернуться той, для кого [он] ее создал, как бы они на самом деле к этому не относились.

В глазах его визави мелькает сомнение, но все решает протестующий девчоночий выкрик и торопливая попытка уговорить отдать бяку. Эльзебел хмыкает, изучающее глядя на мечницу, чем только выводит ее из себя, и не забывает отпустить ехидную реплику, надеясь заставить противницу ошибиться:

— Какая-то ты слишком эмоциональная… И на Аукционе ни с того ни с его на того красноволосого накинулась, и теперь голоса рассудка не слышишь… Для вас, людей, это что, норма?

URL
2016-12-16 в 01:15 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***

Повисшую тишину нарушало только тихое постукивание пальцев по столешнице, и Ван, также присутствующий сейчас в кабинете, не взялся бы ответить, что давит на нервы сильнее — молчание играющих в гляделки Шика и Председателя или же выстукиваемая сэром Ланосте мелодия. И, как бы то ни было, но на нервы все это действовало только ему одному, заставляя страдать в молчании и ждать, когда один из сидящих друг напротив друга магов не выдержит и разрушит затянувшееся безмолвие.

— Что скажешь в свое оправдание, Шик?

Первым, как и следовало ожидать, не выдержал Председатель, окончательно убедившись, что у Шикмуона, пребывающего в своих мыслях, и в помине нет даже малейших следов вины или неуверенности, и давить ему на психику бессмысленно.

— Ты сказал, чтобы нашел тех, кто выглядит подозрительно. Я нашел одного, но он удрал. После этого я вернулся — самое главное я узнал, дальше оставаться там смысла не было, — спокойно отвечает Шик, выглядящий довольным, несмотря на весьма вероятные неприятности. Разумеется, чрезмерно строг Ланосте-ним не будет, но вот отправить огненного мага [приказом] на какое-нибудь нудное или неприятное задание — легко…

— Что? Ты все-таки нашел там Черного мага? — дошла до Тонстула суть сказанного. Напарник лишь пожал плечами, всем своим видом как бы говоря «я ведь уже сказал».

— Вот как? Любопытно… — напускное недовольство покинуло лицо Председателя, нашедшего новую загадку, сменившись заинтересованным прищуром и азартом во взгляде. — Ты уверен, что это был действительно он?

— Похож внешне, магическая сила, узнал меня, — перечислил доводы «за» к своему предположению Шик, сделав вид, что не заметил никакого намека.

«Маловато что-то такой убежденности…»

Додумать мысль не дал голос начальника, слишком недовольного нарушением собственных планов, а потому прибегнувшему к приказу:

— Мне нужен полный отчет о происходившем в Гелиосе. Сейчас.

***

В точке выхода открывалось любопытнейшее зрелище — и, разумеется, речь идет о барьере неизвестной конфигурации, а не нервничающем подчиненном. В бессмысленно суетящемся Орфелле ничего интересного не было, в отличие от барьера, к которому, повинуясь его небрежному жесту, подступила часть взятых им с собой магов, чтобы изучить его и подобрать подходящий способ для деактивации.

— Микель-ним!..

Четвертый Мастер проигнорировал вопль подчиненного, продолжая с интересом оглядывать барьер, отдавая должное его создателю — излишек вложенной магической силы и ее хаотичное перемещение по внешнему слою барьера не давали даже многоопытному магу сходу понять хотя бы часть его структуры. Сделал мысленную пометку, что надо будет переложить данный эффект на защитные заклинания Башни, Микелькарго повернулся к взволнованному заместителю, собираясь выяснить, какого демона тот находится снаружи, а не внутри фиолетовой помехи.

***

Огромный зал был переполнен встревоженно переговаривающимися учениками всех трех классов, за исключением части Херэисов, поддерживающих защитный барьер, наложенный на здание. Можно было подумать, что здесь находятся все учащиеся, но Лидосис, безуспешно высматривающий в этой толпе своих друзей, знал, что это отнюдь не так.

— Почему ни один из профессоров не пробудился? Не говоря уже о том, что защитное заклинание поддерживают ученики, — обычным голосом произнесла Иэль, хотя этом царстве шепота нормальная по громкости речь звучала чуть ли не криком.

— Ну это же Херэис… — неуверенно протянул кто-то за спиной Лидосиса. — Припрягли, чтобы ерундой не страдали.

— Барьер не дает [магам] использовать [пробуждение], — негромко ответил однокласснице Артиан, вспоминая слова Лиспена. Его самого больше беспокоили куда-то запропастившиеся Руд и Дио, которые на последнем уроке странно себя вели. Впрочем, поведение Руда, как и его обещание все ему рассказать вечером, свидетельствовало о том, что, чтобы не творилось с Варусом, Криши в курсе происходящего.

Но это совсем не отменяло того факта, что они оба до сих пор не появились в этом зале, заставляя Лидосиса здорово нервничать.

«Надеюсь, с ними все в порядке.»

***

С тихим лязгом упали на пол обломки клинка, а следом за ними упала и хозяйка разбитого оружия, которую противник, сразу после лишения стражницы оружия, вырубил одним ударом. Перешагивая через надоедливую помеху, Эльзебел краем сознание еще успел подумать, что для большей эстетики не хватает литра-другого крови и, возможно, меча, которым длинноволосой была бы нанесена смертельная рана, а после отодвигает все сторонние мысли и отшвыривает в сторону второго человека, чтобы выдернуть из судорожно стиснутых рук порядком придушенного Диорука.

— Пока-пока, — помахал хвостатый напоследок и спрыгнул с подоконника, держа под мышкой бессознательного дракончика.

***

Вокруг ботинка, еще недавно бывшего начищенным до блеска, но сейчас огорчавший взгляд носящего его парой небольших капелек крови, вспыхнул расчерченный ломаной линией телепортационный магический круг Гамода, подловившего Эльзебела прямо в момент приземления на крышу. Миг — и хвостатый оказывается на огромной рыбине, прикусывая язык, чтобы не ляпнуть в адрес Гамода какую-нибудь колкость, после которой тот его скинет.

— Руби-ним, я его нашел! — жизнерадостно поведал демонице Эльзебел, поднимая над головой тушку все еще не подающего признаков жизни Диорука.

— Он хотя бы живой? — скепсис на лице миниатюрной брюнетки, дополненный странно искаженной гримасой подозрения заставил ее хвостатого подчиненного заподозрить, что та с трудом удерживается от желания потыкать в мелкого дракончика пальцем, проверяя, отреагирует ли тот.

— Конечно, — продолжил улыбаться Эльзебел, а после паузы добавил: — Недавно был, во всяком случае.

***

Дио Варус очень осторожно шел по Гелиосу, то и дело тревожно оглядываясь по сторонам или беспокойно смотря на фиолетовое небо, которое, вместе с сюрреалистичной картиной плавающей на высоте рыбы, придавало школе для человеческих детей сходство с аквариумом, который дракон однажды видел. Впрочем, это все был только спектакль, предназначенный для случайных зрителей — если, конечно, ему вообще хоть кто-нибудь встретится до того, как Диорук доберется до тренировочного зала, где собралась большая часть обитателей Гелиоса. Сам же Дио на вопросы о своем местонахождении до этого времени намеревался отовраться, что, мол, собирался позаниматься, но случайно заснул, вот потому-то и его не было видно все это время. А когда проснулся, то сначала даже не сразу понял, что что-то произошло, и до сих пор этого не знает. Благо, легенда не слишком-то умного и прилежного ученика работала на дракона, который, изначально, просто не хотел прикладывать слишком много усилий к поддержанию личины Дио Варуса. Вот тогда-то и появился хорошо известный ученикам и профессорам ученик Идана, не слишком успевающий, но и не опускающийся ниже определенной планки. С появлением в школе Руда и начала общения с ним стало легче — редкие провалы конспирации списывали на влияние лучшего ученика, и никому не приходило в голову заострить на данном факте внимания.

«Узнать, что замыслил предатель и при возможности — помешать ему осуществить задуманное, » — строил планы на скорое будущее Дио. «Найти Руда и по возможности рассказать ему часть правды. Черного мага не может не беспокоить безопасность детей — и он может если не помочь нам, то хотя бы оттянуть часть внимания предателя на себя, позволив нам разобраться с чернокрылым и найти украденное.»

Услышав звучащие в отдаление голоса, Диорук встрепенулся, отвлекаясь от собственных размышлений, и, натягивая на лицо маску растерянно-напуганного паренька, заспешил вперед.

Все-таки, в составе группы он привлечет меньше внимания, нежели если пришел бы один.

***

— …просто не свали громить Опион в поисках Черного мага, пока меня нет, — заканчивает свой монолог напарник, все оставшееся время до выдвижения в Гелиос во главе отряда по прямому приказу старика посвятивший донесению до «бедовой головы одного придурка» мысли о том, идти громить Опион в поисках Черныша надо было сразу после сваливания из этой дурацкой школы, а не сейчас, когда Председатель приказал ему сидеть и не рыпаться.

Шик не реагирует и Ван, бросив на него напоследок взгляд, говорящий «ну хоть на этот раз меня послушай», удаляется, спеша приступить к выполнению очередного сумасбродного приказа старика. Шикмуон вообще не мог понять, с какого перепугу тот вообще так заинтересовался фигней, происходящей в этом идиотском Гелиосе.

— Надень-ка это и побыстрее, мы привлечем слишком много внимания своим опозданием, — именно с этими словами старик, неожиданно возникший рядом, впихнул в руки Шика такие же плащ и мантию, что были надеты на него самого.

— Свихнулся? — огненный маг наградил шефа мрачным взглядом.

— Мне интересно, что такого происходит сейчас в этой школе, раз вокруг нее соорудили такое защитно-преграждающее поле, что даже Башня не смогла его снести сходу. А тебе должно быть любопытно, не вернется ли в Гелиос Черный маг. Все равно слишком невероятно, что он сейчас в Опионе.

Мысленно признав правоту Ланосте, Шик послушно натянул на себя синий форменный плащ, мимоходом порадовавшись, что после сожжения форменной школьной тряпки так и не дошел до собственной комнаты, благодаря чему не приходится задумываться, куда деть привычные плащ и мантию, и, уже набросив на голову капюшон и идя следом за до дурных предчувствий довольным родичем, подумал о том, что вся бодяга, творящаяся в этой проклятой школе — начало чего-то не слишком-то приятного и хорошего…

URL
2016-12-16 в 01:17 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***

Обширный тренировочный зал, рассчитанный на одновременное присутствие в нем всех учащихся, гудел потревоженным ульем. Лиспен видел, как то и дело кто-то из учеников бросает на собравшихся в кучку профессоров взгляд, в котором явственно читается тревога и надежда на то, что сейчас кто-нибудь из них возьмет и решит все проблемы.

«Люди… Как же они меня раздражают.»

— Но сейчас в зале собраны не все студенты, — обеспокоенно проговорил Кан, больше тревожащийся за недостающих детей, а не за отсутствие магии и барьер, прервавший сообщение Гелиоса с внешним миром.

— Необходимо организовать несколько поисковых групп, содержащих в составе профессора и двух учеников Херэиса, как более сильных и искусных в магии среди учеников, — высказал свое предложение Лиспен, не прекращая ни на мгновение следить за залом, мысленно продолжив: «И отправить бродить в поисках самых паникеров. Жаль только, что избавиться удастся от двух, максимум трех — нельзя позволить значительно уменьшить время активации защиты здания.»

— Это всего две-три поисковые группы, — одна из профессоров была отчасти согласна с его мыслями.

— Мы не можем ослабить защиту.

— Но ведь пока мы не подверглись нападению.

— Мы не можем знать, что творится в головах тех, кто все это затеял!

— Откуда нам знать? Может, они просто не спешат к нам, намереваясь прежде разобраться с оставшимися без защиты детьми, и только потом заняться взлом нашего барьера.

— Вы…

— Не забывайте, что нам здесь не нужна паника, а ваши крики могут поспособствовать ее возникновению, — прошипели в ответ.

Демон слушал препирательства магов в пол уха, отвлеченный прибытием трех учеников, самостоятельно добравшихся под сень защищающего от демонов и направленных магических атак барьера. Девушки с синими знаками на белых пиджаках его не заинтересовали, а вот ученик Идана, хорошо прикрывающий внимательность растерянностью — да.

«А вот и ты, Диорук… » Лиспен подавил хищную усмешку, так и возжелавшую заползти на губы, и начал плести заклинание, которое не позволит ящеру скрыть свою суть от заполнивших этот зал людей. Самое ценное в этом заклятии — это то, что ни его самого, ни момент его наложения на цель нельзя увидеть, только почуять движение магии. Но — спасибо в этом Рубимонтер! — маги на это не способны, а ученики еще не развили хоть какое бы то ни было чутье на магию.

«Минус один.»

Заклинание отправляется в путь, а сам Лиспен стремится вслед за ним, резким движением обрывая спор прочих преподавателей.

***

Фиолетовые потоки магической силы с тихим гудением закручивались в непроницаемый барьер, над ухом причитали о своей вине, а маги Башни не очень-то и торопились с разрушением барьера, большей частью просто созерцая движение магии. Маркиз раздраженно рявкнул на представителя школы, вынудив того наконец-таки заткнуться, и еще раз мысленно проклял тот факт, что все эти проблемы с Гелиосом, на который будто бы свалилось проклятие, начались, когда его сын не успел закончить школу. Даже принцесса Ютиаринен была для Дженела далеко вторична — снявши голову, по волосам не плачут, а передавать титул не сыну, а кому бы то ни было из дальней родни аристократу претило.

— Чья это вина, можно определить и позднее, — прервал размышления маркиза Четвертый Мастер, которого, по видимому, эти причитания тоже успели достать, раз Микелькарго отвлекся от молчаливого созерцания работы своих подчиненных. — Главная проблема сейчас перед нами. Давно я не видел магический барьер такого масштаба…

— Это вы так намекаете, что не знаете, что с ним делать? — Дженел бросил раздраженный взгляд на безмятежного Микелькарго, отметив, что преемник Четвертого тоже не испытывает восторга от спокойствия своего начальства. — Сколько еще времени продлится ваше бездействие?! Принцесса…

— Барьер неизвестной конфигурации, и слишком опасно пытаться преодолеть его, не обладая достаточным количеством данных, — проигнорировал возмущение Хаделио маг Башни. — Наберитесь терпения, маркиз.

— Не забудьте, если принцесса Ютиаринен пострадает, отвечать будут не только здесь присутствующие, но и вся Башня.

— Разумеется. — Четвертый Мастер отвернулся от изучающих барьер магов и бросил внимательный взгляд на собеседника: — Не переживайте, с вашим сыном также будет все в порядке.

Дженел, уязвленный проницательностью Четвертого, прекрасно понявшего, что для самого маркиза на первом месте всегда будет собственный сын, а не принцесса, пусть даже она и окажется в смертельной опасности, хотел было огрызнуться, но развязывание конфликта пришлось отложить на неопределенный срок — к магам, ожидающим результаты исследований возведенного вокруг Гелиоса барьера, подоспел представитель герцога Артиана, его старший сын и наследник. Ведя светскую беседу с новоприбывшим, маркиз Хаделио не мог отделаться от какого-то гнетущего ощущения, появлявшегося при взгляде на юного аристократа. И мужчина не мог сказать, что это, интуиция или подспудная неприязнь, живущая в его душе с дня гибели дочери — слишком его тогда царапнул взгляд мальчишки, в зеленоватых глазах которого проглядывало скрытое удовлетворение, словно бы говорящий: «А ведь я вас всех предупреждал»…

***

— Демон? — женщина, имя который крылатый не вспомнил бы даже при всем желании, которого у Лиспена совсем не было, с ужасом смотрела стекающую с лезвия меча синюю кровь.

— Сомневаюсь, что настоящий ученик жив. Это существо совершенно не опасалось разоблачения, — мрачно озвучивает мужчина, отслеживая реакцию Диорука — пусть нанесенная им рана выглядит смертельной, но Лиспен, такой же внеранговый демон, прекрасно знал, что удар меча просто заставил глупого дракона замереть, дожидаясь, пока регенерация зарастит лишнюю дырку в теле.

Нужно успеть покончить с Диоруком до того, как то т вновь сможет двигаться и говорить. И следовало успокоить панику — человеческие дети и без того много проблем приносят, а Лиспену необходимо и дальше отыгрывать свою роль верного слуги дома Артиан. Не хватало еще возбудить подозрения на счет собственной персоны, он не для того столько лет потратил, работая на свою легенду, чтобы разрушить ее из-за какой-то ерунды, так и не добившись желаемого.

— Сомневаюсь, что есть еще один демон с такими же способностями — кто бы ни затеял происходящее, но в его распоряжении мало разумных демонов, и, возможно, большая часть их сил была затрачена на создание барьера. Иначе нет никакого смысла засылать лазутчика, под личиной одного из учеников, — выдает правдоподобное для человеческой логики объяснение Лиспен, для успокоения паникующей толпы. Паника действительно начинает стихать, а демон обращается уже к профессорам: — Учитывая сложившееся положение, мы не можем рисковать, оставляя его в живых: маловероятно, что изменение облика является единственной способностью демона, способного столь качественно скопировать облик человека.

Вынесенный приговор не встречает возражений, ведь все уверены, что это — ненастоящий Дио Варус, а всего лишь демон, укравший его облик.

«Какая слепая вера в свои охранные и сигнальные заклятия, » — мысленно хмыкает Лиспен, вспоминая, как легко было обойти все заклинания, нацеленные на обнаружение демонов. И это после произошедшего в Ишуэлле. Люди и их высокомерие…

Меч, с которого при замахе слетают синие капли, второй раз пронзает тело Диорука, в этот раз лишая того жизни. Лиспен убирает меч в ножны и отходит от трупа, отдавая распоряжения — вполне логично, что тело демона должно быть передано для изучения магам Башни.

«Идиоты, » — крылатый внимательно наблюдает за суетой среди профессоров, за кучкующимися учениками, спешащими обсудить увиденное и услышанное, за виной и тревогой на лице [сосуда]. «У меня ведь та же природа, что и у Рубимонтер с подручными. Неужели они посчитали, что барьер лишит меня магии так же, как и людей? Или это была надежда на то, что я поддамся на провокацию и использую свою магическую силу для нейтрализации Диорука? Я и поддался. Вот только тому это нисколько не помогло натравить на меня людей…»

***

Лидосис, совершенно не обращая внимания на вновь всколыхнувшиеся шепотки, то и дело сменяющиеся паническими возгласами в духе «А кого еще так могли подменить?!» и «А вдруг здесь еще демоны прячутся?!», смотрел на убитого слугой его семьи демона, вокруг которого образовалось пустое пространство. Никому, даже профессорам, не хотелось приближаться к телу, лежащему в луже собственной синей крови. Именно ее цвет не давал никому усомниться в словах Лиспена о подмене ученика, но сам юноша невольно вспоминал странное поведение Дио сегодня, которое случилось после того, как Руд утащил того куда-то, перед этим ударив по глазам…

Лидосис почувствовал, что задыхается. Если… Что если это и есть настоящий Дио? Не демон, принявший облик человека для маскировки, а демон, что поступил в Гелиос под личной человека, преследуя какие-то свои цели? Если уж Руд, невзирая на свой хрупкий и болезненный вид, оказался Черным магом, то Дио также мог оказаться… демоном?

***

Гамод медленно плыл в воздухе, осторожно, даже слишком, неся на себе Руби-ним, вполголоса проклинающую идиотский план Диорука, у которого хватило наглости на нем настоять, и самого Эльзебела, сидевшего, скрестив ноги, и созерцающего небо. Сверху фиолетовое. Слева фиолетовое. Справа фиолетовое. Впереди фиолетовое. И даже если обернуться, то сзади оно тоже фиолетовое. Все фиолетово, что б его… Демон чувствовал, что созерцание такого количества фиолетового цвета клонит его в сон, а вся эта операция с выманиванием предателя ему уже глубоко фиолетова…

— Гамод. Начинай призыв.

URL
2016-12-16 в 01:19 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***

— Проклятье! Барьер!..

Смерив взглядом кристалл, пошедший трещинами, сеть которых стремительно разрасталась, свидетельствуя о том, что Рубимонтер надоело ждать неизвестно чего, Лиспен резко подался вперед, раздавая приказы и успокаивая панику, которая поднялась с началом разрушения барьера и известием о толпе демонов, с нетерпением ожидающей его падения.

Мысленно поблагодарив архитекторов, что это здание представляет собой одно огромное помещение с единственным входом — трехкрылый прекрасно осознавал, что большая часть демонов придется на его долю, ведь как наиболее опытному бойцу ему придется выступить в качестве некоего волнолома, не давая демонам навалиться на горстку профессоров и наиболее храбрых студентов из числа умеющих держать оружие и сколь бы то ни было управляющихся с магией. Впрочем, их умений на этих демонов вполне хватит. Насколько Лиспен помнил Гамода, столь массово он мог призывать только примитивных тварей, и маловероятно, что, даже наделенный силой Рубимонтер, он сможет призвать кого-либо более опасного.

***

Кисть еще пару раз скользнула по коже, нанося заключительные штрихи к печати, после чего Дженел ощутил, как магическая сила, собранная в магическом круге, в центре которого он сейчас стоял, вливается в завершенную печать.

— И как вам, маркиз, быть ходячим сосудом для магической силы?

Означенный маркиз лишь скрипнул зубами, подозревая, что Четвертый Мастер над ним издевается. Было что-то такое во взгляде и интонациях голоса… Впрочем, указующий жест, слишком театральный и нарочитый, заставлял подозревать, что его терзает не подозрение, а осознание жестокой реальности.

— Вы уверены, что эта печать поможет мне преодолеть столь сильный барьер?

— Разумеется. Больше доверия Башне, маркиз. Мы не для того годами шлифовали эту формулу, доводя ее до совершенства, чтобы она совершенно «случайно» оказалась нерабочей. Проблема в том, что из-за особенностей данного магического поля поиск решения немного затянулся. Когда вы окажетесь за барьером, вам придется отдалиться он него, прежде чем нарушить печать, высвобожденной магической силой уничтожив это магическое поле. Надеюсь, вам нет нужды напоминать принципы уничтожения барьеров?

— Поверьте, я их прекрасно помню, — с сарказмом ответил Дженел и сделал первый шаг по направлению к барьеру, чувствуя, как каждое движение отдается разрядом от печати, и слыша распоряжения Микелькарго о действиях Башни, когда барьер рухнет.

«Все же, людям такими сосудами для магической силы быть противопоказано, » — размышляет маркиз, приближаясь к фиолетовой завесе. «На короткий срок в чрезвычайных ситуациях наподобие этой это еще допустимо, но более длительное пребывание в качестве живого магического камня серьезно подорвет здоровье, и то, если повезет…»

***

«Не хочу даже думать, что творится в этой рогатой голове, » — вяло размышлял демон, протыкая мечом очередную многоглазую тварь. Причиной такого настроения служил тот факт, что призванных Рубимонтер и ее присными демонов без проблем убивали даже совершенно не обученные магии первокурсники, кое-как отличающие рукоять меча от его же лезвия. Кажется, продержаться до разрушения барьера, ничем себя не выдав, будет гораздо легче, чем Лиспен предполагал изначально.

***

— Микель-ним, барьер! — Орфелл, изводящий себя тревогой за жизни детей, оказавшихся запертыми под барьером, первым заметил, как нарушились магические потоки.

— Как только магическое поле рухнет, активируем телепортационные круги, — Микель-ним также внимательно следил за магическим полем. — Орфелл, на тебе эвакуация принцессы и студентов. Мы же познакомимся поближе с создателем этого барьера.

Кивнув в знак того, что он понял, хотя знал, Четвертый Мастер его движения все не увидит, Орфелл начинает создавать телепортационный круг, точкой выхода назначая площадь напротив входа в тренировочный зал. Это было одно из нескольких мест, где можно было укрыть всех пребывающих в Гелиосе, но в тоже время, обладающее самым сильным защитным полем. Поиски необходимо начать оттуда.

***

Гамод продолжал барражировать в небе в безмолвном ожидании, а Руби-ним медленно зверела от задержки Диорука, вынуждая Эльзебела, который боролся с внезапно подступившими слабостью и тошнотой, думать о том, что следовало последовать примеру Диорук-нима и свалить выполнять какое-нибудь ответственное поручение, а не ждать невесть чего…

Вялые размышления хвостатого оказались прерваны высвобождением на востоке огромного количества магической силы, которая, обретя свободу, начала вливаться в поставленный им барьер, дестабилизируя энергопотоки магического поля, нарушая его целостность и вызывая безопасный распад на чистую магическую силу. А у них ушло меньше времени, чем он предполагал, ставя магическое поле, разработанное специально для того, чтобы лишить предателя поддержки магов, обманутых трехкрылым.

— Эти людишки смогли взломать твой барьер, Эльзебел, — Руби-ним просто не могла не сорвать на нем свое раздражение. Виноваты будут все: сам Эльзебел, за то, что поставил неудачный барьер, Диорук-ним со своим планом по добыче информации и провокации предателя, Гамод, за то, что ничего не делал… Короче, устроят им всем разнос, тактично опустив, что идея прийти в эту школу, где невесть зачем ошивается предатель со своим союзником, и спровоцировать противника принадлежала самой Рубимонтер, порядком злой от того факта, что след [силы] никак не удается обнаружить.

— Я бы предложил их встретить, но, увы, они уже здесь, — вяло отозвался демон, с неохотой поднимаясь на ноги. Количество зеленых телепортационных печатей вокруг прозрачно намекало, что совсем скоро будет несколько жарковато.

***

— Так-так-так… И что тут у нас? — взгляд Микеля прошелся по злобно смотрящей на него рыбине, рогатой девице, смотревший на всех с апломбом коронованной особы, и хвостатого, зеленоватый оттенок лица которого прозрачно намекал, что морская болезнь настигла того и в воздухе. — Не буду спрашивать, что вы тут забыли, гораздо важнее здесь совсем другое…

Четвертый Мастер сделал многозначительную паузу, видя, как на нем скрещиваются настороженные и неприязненные взгляды. Нужно оттянуть начало магического боя до прибытия сюда всех магов, прибывших вместе с ним к Гелиосу (тех, кого он отрядил в помощь Орфеллу, Микель в расчет даже не принимал) и не дать сбежать демонам — Башня еще ни разу не получала для исследований демонов, способных принимать человеческое обличье и столь качественно подделывать свою ауру.

Кристалл, до этого статично висевший чуть позади и выше его плеча, ожил, голосом Орфелла взволнованно сообщая о том, что труп демона, принявшего облик одного из учеников, отправлен в Башню для дальнейшего изучения. Распорядившись провести расследование по поводу личности этого ученика, по большей части формальное, но вот тот факт, что из трех демонов только у одного, не потрудившегося принять человеческий облик, можно было определить характерную ауру, заставлял допускать разные фантастические варианты.

— Неплохо — материал для исследований мы уже получили, — хмыкнул Микель, погасив кристалл, и обратился к застывшим от известия демонам. — Жаль, конечно, что этот образец уже немного мертв, но что теперь поделать… Впрочем, не придется беспокоиться об охране.

— Проклятые людишки…

Первой от шока, как Микель и предполагал, очнулась рогатая, бывшая в четверке демонов лидером. Сейчас даже жалкий недоучка смог бы опознать в ней демона — равно как и то, что она намерена отомстить

— Гамод, я поделюсь с тобой [силой]… — а вот это уже очень интригующе, — …чтобы ты смог открыть [дверь]…

Один из лидеров Башни даже не подумал сдерживать рвущуюся на губы хищную ухмылку. [Король], кто бы мог подумать… Неожиданный подарок, который ничуть не становится от этого менее приятным.

— Связать всех боем, рогатую — взять живьем любой ценой, — после этого приказа Четвертого Мастера в демонов полетели первые заклинания.

URL
2016-12-16 в 01:21 

Viverna Totek
Никогда не знаешь, где тебе повезет.(c) Макс Фрай
***

С бешеной частотой мелькали заклинания, целью которых были Рубимонтер и Гамод, но и на долю Эльзебела также приходилась часть заклятий, бьющих с разных сторон, вынуждая вертеться и заниматься собственной защитой — чертов Тень, которого он поглотил, пребывая в этой форме, не желал терять волю с разумом и распадаться, подпитав его магической силой, а наоборот, стал еще активнее барахтаться, твердо вознамерившись использовать удачный момент для освобождения. Из-за этого хвостатый не мог сосредоточиться на бое и атаковать людишек сам, вынужденно уйдя в глухую оборону и борясь со все более сильными приступами дурноты.

Возможно, если бы Гамод или сама Рубимонтер смогли открыть [дверь], призвав Аравеска и вынуждая тем самым большую часть белобалахонников отвлечься на это вечно голодное порождение демонического мира, то, возможно, им удалось бы удрать, отложив на будущее поимку предателя и поиск [силы]… Или же нет — с Руби-ним сталось бы заупрямиться и наплевать на то, что сегодня все играет против них. Но даже тогда, освобождение Тени, которое скрутило Эльзебела в приступе боли, не стало бы столь фатальным, как сейчас, когда они все заняты боем и никто не смог помешать союзнику предателя нанести удар в спину демонице, равно как она сама не смогла уйти от атаки.

Появление нового участника событий, дополненное его подлым ударом и развеиванием в воздухе под тихий смешок сгустка темноты, вызвало кратковременный ступор у их противников, позволивший демону подняться на ноги и прикинуть несколько вариантов своего стратегического отступления — порталы Гамода таковы, что чем больше сильных демонов переносят, тем дольше активируются. Сам Эльзебел не сможет вытащить Руби-ним из этого проклятого Гелиоса, но Гамод, Гамод сможет это провернуть. А убираться отсюда ему придется самостоятельно из-за того, что из-за силы Руби-ним портал сработает с задержкой в две-три секунды и увеличивать отрезок времени, в течение которого старик со шрамом сможет прервать телепортацию (именно его хвостатый воспринимал как наиболее опасного из всей кодлы в белом), и без того слишком протяженный для экстренного бегства, не стоило.

Падая вниз, перед этим атаковав чистой силой нескольких магов для привлечения к себе внимания, тем самым давая больше шансов уйти Гамоду с Руби-ним, Эльзебел бросил короткий взгляд наверх.

— Какого черта, идиот?!

***

— … Ее высочество в полном порядке…

— … необходимо доставить в безопасное место…

Тессиана привычно вслушивалась во все разговоры, происходившие поблизости, отслеживая обстановку. Пусть рядом были свои, но это не повод расслабляться. Особенно, после позорного проигрыша демону.

Не важно, что она тогда не могла пробудиться. Проклятый хвостатый даже не использовал магию, чтобы одолеть ее.

На фоне этого поражение от Шикмуона уже не выглядело досадным, но единичным, случаем…

***

После того, как обоих пойманных демонов плотно опутали зелеными нитями сдерживающих заклинаний и вместе с удерживающими их магами отправили телепортационным кругом в Башню, Микель начал отдавать распоряжения подчиненным, прибывшим на замену конвоирам демонов, отряжая половину поймать единственного удравшего демона, а остальных - прочесать Гелиос, чтобы уничтожить всех низкоуровневых демонов и просто осмотреть все в поисках всего подозрительного — не следует отвергать вероятность того, что демонов было отнюдь не четверо. Да и эта странная Тень, которая фигурировала в отчетах об Ишуэлле…

***

-Ну что, Шик, — оборачивается Председатель к ничем не выделяющемуся среди прочих его подчиненных юноше, — убедился, что Черный маг не почтил это представление своим участием?

Шикмуон, так же, как и Ланосте, скрывающий лицо под капюшоном форменной мантии, не отвечает, равнодушный к произошедшему.

Маги в сине-золотых мантиях, так и не отметившиеся своим участием в происходящем, незамеченными покидают Гелиос, не желая пересекаться с носящими белые балахоны магами. Ланосте следует их примеру, так и не выдав подчиненным собственного присутствия, и утягивает за собой своего спутника, проигнорировавшего распоряжение Вана.

Пожалуй, стоит известить Мастера Опиона о своем намерении нанести визит в его контору. Больно вовремя тот явился за своим подчиненным, а значит, Киэльноду Криши есть о чем ему рассказать. И это совсем не праздное любопытство, думает Ланосте, поправляя капюшон, а насущная необходимость, вызванная к жизни зацикленностью Шика на опионском Черном маге.

Все же, ему необходимо получить информацию о происходящем — ту ее часть, что известна Опиону. И новый кусочек одной старой головоломки, из-за которой преемник Четвертого Мастера внезапно ни с того ни с сего покинул Башню, было бы неплохо заодно получить — было у Председателя такое подозрение, что эти истории связаны с друг с другом.

И если он прав, то следует поспешить и успеть получить ответы до того как Башня сделает первый ход.

***

Гелиос был на диво тих и пуст в эти часы — и лучи только-только показавшегося над горизонтом солнца нашли лишь следы недавних событий, которые через несколько дней полностью исчезнут, и о явлении демонов в лучшую магическую школу ничего не будет напоминать, да две фигуры на крыше самой высокой башни, одна из которых сидела на краю крыши, а вторая расположилась так, чтобы увидеть ее со стороны было невозможно.

— Ты доволен?

Лиспен прищурился, глядя на дневное светило, отличающееся от его собственных глаз только отсутствием черной щели зрачка. И тут же хмыкнул, представив себе Аравеска, сменившего колер.

— Да. Жаль, что Черный маг решил не присоединяться к грядущему веселью. Все же, он довольно сильно похож на [него]…

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Личный архив VT

главная